Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Мне нужно подумать, – сказал граф. – К счастью, у меня есть время до завтра.

– Это почему?

– Завтра мне нужно быть в Виндзорском замке. Думаю, королева подождет.

– Я бы на твоем месте не стал на это рассчитывать. Дело не терпит отлагательств. Она может уже сегодня прислать за тобой. Знаешь, тебе, можно сказать, повезло, что то письмо принесли ей, когда тебя не было во дворце. Если бы ты был там, она бы за тебя сразу взялась.

– Боже мой, а ведь ты прав, Бертрам! Нужно ехать немедленно.

И граф ринулся через всю комнату к камину, рядом с которым висел шнурок звонка.

Дворецкий появился почти мгновенно.

– Вы звонили, милорд?

– Ее светлость и я отправляемся в загородный дом. Немедленно, – сказал граф. – Сообщите ей об этом, пожалуйста, и распорядитесь, чтобы была готова карета с самыми быстрыми лошадьми.

Дворецкий несколько удивился непривычно резкому тону хозяина, но сказал только:

– Слушаюсь, милорд, – и вышел из комнаты.

– Прекрасно, – сказал герцог. – Но этого недостаточно. Благодари Бога, что Элсвик живет в нескольких милях от вас. Ты можешь поехать за город к себе и сразу же обратиться к нему. Спроси у него, не согласится ли он обручиться с твоей дочерью или не знает ли какого-нибудь другого достойного джентльмена, который мог бы помочь… Постой! А как же герцог Аилтон?

– Ему она уже отказала, – простонал граф. – Он страшно обиделся. Теперь хочет окрутить какую-то богатую американскую наследницу.

– У тебя очень мало времени, – с тревогой в голосе напомнил Брэдуэлл. – Мы все знаем, что ее величество требует исполнения своих желаний немедленно. А еще лучше заранее!

Герцог улыбнулся, но граф шутки не оценил, ибо был очень взволнован. Подойдя к письменному столу, он сгреб еще не распечатанные конверты и сунул в карман.

Потом он заметил письмо из Шотландии, на которое собирался ответить, когда на его голову свалилось это несчастье, и тоже положил его в карман. Двигался он будто во сне.

– А вдруг Элсвик откажется? – наконец произнес он. – Должен быть еще кто-нибудь. Я буду умолять… на коленях… ради дочери.

– Я больше никого не знаю, – прямо заявил герцог. – Тебе не хуже моего известно, как все лебезят перед ее величеством. Мало кто из тех, кого мы считаем друзьями, станет помогать нам в таком положении. И кроме того, нам нужен человек, имеющий такой же вес в обществе, как маркиз, иначе ее величество попросту настоит на отмене помолвки.

Открылась дверь, и дворецкий объявил:

– Карета будет готова через полчаса, милорд. Леди Лавине я сообщил, она собирается.

Когда дворецкий закрыл за собой дверь, герцог встал с дивана и сказал:

– Я бы хотел еще чем-нибудь тебе помочь, Эдвард, ведь ты всегда был мне добрым другом, но – увы! – ничего лучше помолвки с Элсвиком предложить не могу.

– Черт возьми! – воскликнул граф. – Никто не заставит мою дочь пойти на это! После того как я потерял жену, она – все, что у меня осталось.

Тут дверь отворилась и в комнату вошла леди Лавина.

Это была милая девушка высокого роста, в утонченных чертах лица которой чувствовались сила и твердость характера. Огромные голубые глаза могли не только светиться теплом, но и гореть гневом, а в споре она за словом в карман не лезла.

Одних мужчин отпугивал ее характер, другие видели в нем особую прелесть.

Герцогу показалось, что выглядела она даже прелестнее, чем при прошлой встрече.

Длинные волосы ее блестели от солнечного света, проникавшего в комнату через окна; она подняла миловидное лицо, поцеловала отца и спросила:

– Что происходит, папа? Зачем нам нужно ехать за город? К чему такая спешка? Вчера ты говорил, что нам еще недели две можно оставаться дома.

Быстрый переход
Мы в Instagram