Изменить размер шрифта - +
Наклонив голову именно тем движением, которое она часто видела у своей сестры Мартины, когда та собиралась очаровать кого-то, Клер послала ему свою самую сверкающую улыбку.

— Я думаю, что предпочитаю танцевать.

— Тогда позволь пригласить тебя на танец, дорогая. Вы извините нас, не так ли? — вежливо сказал он Вирджинии, сопровождая Клер мимо разочарованной хозяйки дома назад в помещение. После относительной тишины террасы вечеринка казалась еще более переполненной и шумной. Запахи алкоголя, смешанные с дымом сигарет, душили Клер, музыка из стереопроигрывателя перекрывала гул разговоров и смеха, и они присоединились к группе людей, которые пытались танцевать в середине комнаты. Площадка была настолько маленькой, что покачивание на одном месте было фактически всем, что можно было сделать.

Клер предположила, что о танце можно уже забыть, но Макс сжал ее ладонь в своей руке, притянул к себе другой рукой, и она решила станцевать с ним один танец. Бенедикт не прижимал ее вплотную к себе, несмотря на давление толпы, и снова она ощутила строгий самоконтроль, который, казалось, управлял всеми его действиями. Возможно, я недооценила его, размышляла Клер. Только потому, что его лицо в точности повторяло скульптурные лица греческих статуй, она автоматически предположила, что он просто легкомысленный повеса, но плейбой вряд ли обладал бы таким хладнокровным самообладанием. Возможно, сказывалась британская сдержанность, которую она в нем ощущала.

— Как давно вы живете в Штатах? — спросила она, вынужденная придвинуться к нему поближе, чтобы услышать ответ.

Легкая причудливая улыбка изогнула красивый рот Макса.

— Как вы догадались, что я не коренной техасец?

Клер хихикнула.

— Просто удачное предположение.

— На самом деле у меня смешанный акцент. Когда я приезжаю домой после долгого отпуска или каникул, мое семейство постоянно жалуется, что я говорю слишком медленно.

Он не ответил на ее первый вопрос, но Клер не обратила на это внимания. Все равно здесь было слишком шумно для беседы. Постепенно она вернулась к мыслям о сегодняшней ситуации, и стала обдумывать пути выхода из нее с наименьшими потерями для всех. Она, конечно же, не хотела поставить в неловкое положение ни Джефа, ни Хелену, они стали такими же жертвами мелочной мести Вирджинии, как и Клер.

Когда танец закончился, кто-то окликнул Макса по имени. Клер воспользовалась тем, что его отвлекли, для того, чтобы вежливо сказать:

— Спасибо за танец, мистер Бенедикт, — и уйти, в то время как он практически был пойман в ловушку женщиной, которая настойчиво требовала его внимания. Губы Клер изогнулись в насмешливой гримасе. Должно быть, чертовски обременительно для него постоянно видеть женщин, падающих к его ногам. Бедняга, он, вероятно, неимоверно страдает… конечно, когда не пользуется всеми преимуществами этого обожания.

Краем глаза Клер увидела, что Вирджиния внимательно наблюдает за ней, вполголоса беседуя с другой женщиной, которая также уставилась на нее с напряженным любопытством. Сплетни! Клер решила, что настал момент разрядить ситуацию, встретившись с ней лицом к лицу. С высоко поднятой головой и улыбкой на лице она направилась к Джефу и Хелене.

Как раз перед тем, как Клер добралась до них, она увидела, что Джеф напрягся, и тревожное выражение промелькнуло на его лице. Он заметил блеск в ее глазах и вероятно задался вопросом, не собирается ли она устроить скандал с одной из тех безобразных сцен, которые он так хорошо помнил. Усилием воли, Клер удерживала улыбку, словно приклеенную к губам. Очевидно, она сделала ошибку, избегая каких-либо, кроме самых обычных товарищеских, отношений с мужчинами все эти пять лет, прошедших после развода. Мать и сестра думали, что она все еще тоскует по Джефу, и наверняка Джеф разделял это мнение, наряду с Вирджинией и остальными их знакомыми.

Быстрый переход
Мы в Instagram