Изменить размер шрифта - +
Теперь уже недолго.

Так … дым …

— Что это значит? — спросил наутоланин.

— А это зависит от Джи'Maй Дарис, — ответил Оби-Ван. Он прикрыл глаза. — Она — регент и глава совета улья. Теперь, когда Семьи в хаосе, она обладает наибольшей властью на планете… и я полагаю, что мы сможем вести с ней переговоры. Вызови адмирала Бараку.

— Тысячи? — недоверчиво переспросил Кит. — Джанготат спас миллионы.

— Но он не знал. Он понятия не имел, что Вентресс изменила коды нацеливания. Он понятия не имел, насколько важным оказался его выбор.

Оби-Ван и Кит вместе помолчали. Затем Оби-Ван связался с «Нексу».

 

На следующий день в горах Зантай, как просил Джанготат в своей последней воле, джедаи показали сообщение Шиике Тулл.

— Не волнуйтесь о дроидах УД, — продолжал Джанготат. — Они никуда не годились бы на поле боя. Любой, кто когда-нибудь встречался с дашта, знает, что они — целители, а не убийцы. Когда Так Вал Ззинг принял такую ужасную смерть в руках УД, дашта внутри него сошел с ума. Я знаю, техник из меня никакой. Не спрашивайте, откуда я это знаю, — я просто знаю, и всё. Они не должны были убивать. Это одно. Убийство разумных существ было уже чересчур для них. Даже спящий Проводник потерял рассудок. Проводники — простые, хорошие существа. Они свели вместе кси'тинг и чужеземцев. Кси'тинг принесли умирающим на бедной почве фермерам грибы. Они направили многих на новый путь.

Я полагаю, что Пять Семей знали правду и солгали графу Дуку. Возможно, они планировали взять предоплату и затем исчезнуть до того, как Конфедерация бросит УД в бой, и оставить Цестус расплачиваться, если Республика падет.

Ошеломленные Оби-Ван и Кит пристально посмотрели друг на друга. Говорил ли хоть кто-нибудь во всём этом деле правду? Поразительно! Всё перевернулось с ног на голову.

— Я не вернусь, и это огорчает меня, потому что я хотел. Впервые в жизни я правда мечтал о будущем. — Джанготат сделал паузу, на миг задумавшись о личном. Затем он продолжил: — Это тяжело для меня. Я не умею говорить. Пока я не познакомился с тобой, я не был уверен, что я вообще человек. Я был клятвами, обмундированием, званием. Нет. Ты показала мне, что я больше всего этого, больше, чем один из миллиона солдат, штампованных от убийцы, словно детали на сборочном конвейере. Это важно — знать свое место во вселенной, но есть и еще кое-что, и ты помогла мне открыть это.

Трое беспокойно переглянулись.

— Еще ты должна знать: если я переживу это, если я вернусь, выполнив свой долг, я всё же буду должен вернуться в ВАР. Может, тебе будет трудно понять, но это действительно великое и хорошее дело — сражаться за то, что считаешь правым. Шиика, будь я другим человеком, для меня не было бы большей радости, чем остаться с тобой. Если и когда дни моей службы закончатся, я хотел бы прийти к тебе, если ты примешь меня. Прости, что я — не тот человек, которого ты когда-то знала…

Она знала Джанго? Это многое объясняет.

— …Прости, что у нас с тобой нет ни прошлого, ни будущего.

Шиика не проронила ни звука, но её опущенные глаза говорили о многом.

— Знай, что прежде всего я был солдатом. И что ты, и никто другой во всей галактике, держала сердце этого солдата в своих руках.

В комнате долго-долго не было никаких других звуков, кроме тихих рыданий Шиики на плече Оби-Вана.

 

75

 

Под ними роился ЧикатЛик. Теперь Оби-Вану было легче распознать местную архитектуру и увидеть, где приложили руку чужеземцы. Улей по-прежнему жил. Он мог расти и изменяться, как и любое живое существо. Улей был почти повергнут в прах, но жил.

Быстрый переход