Изменить размер шрифта - +
Связать себя с этой концепцией вовсе не означает, что вы своей работой пытаетесь научить людей стать идеальными. Это пропаганда, а поскольку большинство художников и ученых сами далеки от идеала, они терпят неудачу с самого начала, если берутся за эту задачу. Надо понять, что человек даже в этом хаосе может быть идеальным, и надо делать свою работу ценной для него.

– Куда же это нас приводит? – спросил Джона Вал.

– К свободе. Пытаться достичь этого идеала, или же не пытаться. Но вы получили копии для вас троих.

Вал опять засмеялся.

– Значит, машина сделает копии этих работ и для вас?

– Конечно, – сказала Кли. – А что?

– Я хотел бы иметь копии всех их, – сказал Джон, – чтобы посмотреть, насколько я близок к идеальному человеку.

Кли нажала кнопку и шкафчик снова начал наполняться бумагой.

– Кли, – спросил Джон, – транзитная лента открыта с этого конца?

– Но она закрыта во дворце, – напомнила Алтер.

– Можно открыть ее отсюда?

– В принципе, можно, – сказала Кли.

– Я хочу немного почитать, и может быть, стану по дороге идеальным читателем. И я хочу найти Эркора.

– Зачем?

– Кое‑что насчет восприятия. – Джон взял бумаги. – Я хочу показать это ему, дать ему возможность приложить руку к идеальному читателю... и посмотреть не представляет ли он себе проблему.

– Какую?

– Следующую после этой. И когда мы получим ее, мы вернемся с ней к компьютеру.

Проверив ленту, Кли сказала:

– Лента функционирует. Несмотря на бомбежки, она каким‑то образом все еще связана. Не знаю, что вы найдете на том конце, но на платформе окажешься.

Они поднялись по металлической лестнице и встали под кристаллом. В одной руке Джон держал бумаги, а другой – руку Алтер.

Кли шагнула к тетроновому прибору, нажала кнопку. Где‑то зажужжал соленоид, и первый ряд красных кнопок встал в положение «включено».

– Я тоже хочу поехать, – неожиданно сказал Ноник.

– Сейчас нельзя, – сказала Кли. – Лента не может взять сразу так много.

Включился следующий ряд кнопок.

– Я хочу уйти из этого стального убежища, – сказал Ноник и уставился на фигуры на платформе, уже начавшие мерцать...

– Мы пошлем тебя сразу же, как закончим их отправку, – сказал Катам. – Превышая вес, мы не можем предсказать, дойдет ли он до места назначения...

Ноник взвыл и бросился вперед.

Он вцепился здоровой рукой за край платформы и подтянулся под кристалл.

– Вал!

Под шаром вспыхнуло белое сияние. Что‑то громко щелкнуло, посыпались искры.

– Что случилось? – закричал Рольф.

– Этот дурак... – начала Кли. – Я теперь понимаю, что случилось. Ведь лента не рассчитана на такой большой вес. Я не знаю, куда они попадут, и попадут ли вообще куда‑нибудь!

Платформа была пуста.

 

Глава 12

 

Эркор лежал на куче одежды в углу башни‑лаборатории и смотрел на солнечный свет, проникающий сквозь проломленный потолок.

Громадный кристалл на конце транзитной ленты засветился. Затем Вал Ноник с воплем налетел на перила.

С первого взгляда Эркор увидел избитое тело. Рисунок мозга метнулся через комнату и заколыхался перед Эркором. Поврежденный раненный, длинные струи боли дрожали и диссонировали. Эркор попытался мысленно отвернуться.

– Чего ты хочешь? – спросил он, вставая.

– Я не хочу больше разговаривать.

Быстрый переход