Изменить размер шрифта - +
Скорей всего, его лимузин уже обнаружили.

– Если машину найдет югослав, он просто ее угонит. Но даже если паника и поднялась, почему поиски должны начаться именно в порту Плоче? С таким же успехом Киприано можно искать в любом другом месте.

Сказанное Петерсеном подтвердилось. Старик‑часовой у КПП так и не вышел из будки. За воротами порта было безлюдно – рабочий день завершился, а мороз не способствовал вечерним прогулкам. И все же Петерсен приказал Саве притормозить в стороне от торпедного катера. Выйдя из кабины, он обошел грузовик, окликнул Лоррейн и помог девушке спуститься на землю.

– Видите огни впереди? Это «Коломбо». Идите и попросите Карлоса выключить фонари на трапе.

– Да! – воскликнула Лоррейн. – О да! Она бегом бросилась к катеру, но Петерсен задержал ее.

– Я сказал – идите. Идите медленным шагом. В Плоче никто никогда не бегает.

Через три минуты фонари, освещавшие трап «Коломбо», погасли. Спустя еще пару минут пленники поднялись на борт судна. Грузовик отъехал от причала, и огни на трапе вспыхнули снова.

Карлос сидел в своем вертящемся кресле. Здоровой левой рукой капитан обнимал за талию Лоррейн. Он улыбался, хотя выглядел несколько обескураженным.

– Погодите, погодите, дайте подумать... Правильно ли я вас понял, или же мне это только почудилось? Вы хотите запереть меня и команду по соседству с Киприано и его людьми, а затем угнать мой корабль?

– Я бы не смог выразиться более лаконично, – ответил Петерсен. – Конечно, если вы согласитесь на это. Решение зависит только от вас. И от Лоррейн. Но Лоррейн, думаю, уже сделала свой выбор.

– Да, сделала, – твердо сказала Лоррейн.

– Меня же выгонят с флота, – нахмурясь промолвил Карлос. – Нет, меня отдадут под трибунал и расстреляют.

– Ничего с вами не случится. Вероятность этого равна нулю. Мы с Джордже прокручивали ситуацию многократно.

– Но члены экипажа будут говорить...

– Говорить? О чем? Они сидят в кают‑компании под прицелами автоматов. Если вам в голову нацелили автомат, вряд ли вы будете сомневаться в том, что корабль захвачен.

– А Киприано?

– Что Киприано? Даже если майор переживет тюремное заключение, это, к сожалению, вполне вероятно, поскольку англичане не расстреливают военнопленных, то он ничего не сможет доказать. Ваша версия совпадает с версией всего экипажа, а официальная версия неопровержима. К тому же Киприано не посмеет предъявить вам персональное обвинение. Когда наступит мир, вы сможете вызвать в качестве свидетелей некоторых солидных и уважаемых граждан Югославии, которые подтвердят в суде факт похищения вашего сына. Похищение людей в Италии, как известно, карается пожизненной каторгой.

– Ну же, решайся, Карлос! – нетерпеливо воскликнула Лоррейн. – Это на тебя не похоже – так .долго колебаться. Все равно другого выхода нет, – она наклонилась и ласково посмотрела в глаза капитану. – Теперь за Марио можно не волноваться.

– Правда, – Карлос улыбнулся. – Это все, что имеет сейчас для тебя значение, не так ли?

– Нет, не все. Мы с тобой снова вместе. Это тоже кое‑что значит. Ты можешь предложить другой вариант, Карлос? Петер не хочет убивать Киприано. Если тот останется на свободе, нам конец. Киприано должны заключить в тюрьму в надежном месте. Его нужно передать в руки британцев. Переправить его можно одним‑единственным способом – на твоем катере. Петер прав.

– Поправка, – нежно сказала Зарина. – Петер никогда не допускает ошибок.

– Женщина переменчива...‑сказал Петерсен.

– О, перестаньте.

Быстрый переход
Мы в Instagram