Изменить размер шрифта - +
Сплошных неприятностей. А как поживает Бонапарт?
    — Каир охвачен восстанием. А мамелюки собирают силы на юге.
    — Великолепно!
    — Но я не думаю, однако, что египтянам удастся победить его.
    Мы им поможем. А вы, стало быть, вылетели, как птичка, из гнезда малыша Бони?
    — Мне пришлось одолжить у них один из наблюдательных воздушных шаров.
    Он восхищенно покачал головой.
    — Чертовски великолепное зрелище, Гейдж! Прекрасное зрелище! Надеюсь, вам изрядно надоел французский радикализм. Вернемся к старой доброй монархии. Хотя нет, постойте… вы же из колониальных краев. Но вы успели оценить по достоинству взгляды англичан?
    — Я предпочитаю, придерживаться американских взглядов, сэр Сидней. За исключением вселенских понятий.
    — Хорошо. Вполне понятно. Похоже, этим отчаянным временам не удалось поколебать ваши устои! В конце концов, надо ведь во что-то верить, не правда ли?
    — Бонапарт поговаривает о походе в Сирию.
    — Так я и знал! Этот проходимец не успокоится, пока не захватит султанский дворец в самом Стамбуле! Вы сказали, в Сирию? Тогда нам лучше всего взять курс туда и предупредить их. Там есть один паша, как бишь его зовут?
    Он повернулся к капитану.
    — Джеззар-паша,[65] — подсказал Лоуренс. — Джеззар — по-арабски «мясник», так его и прозвали. Он родом из Боснии, вырос в рабстве, в тех краях царят жестокие нравы, но его жестокость превзошла все мыслимые пределы. Самый отъявленный бандит на пять сотен миль вокруг.
    — Но зато он наверняка сможет дать отпор французам! — воскликнул Смит.
    — С Наполеоном я окончательно распрощался, — вмешался я. — Мне лишь необходимо узнать судьбу одной женщины и встретиться с ней, если она выжила после ужасного падения. А потом я надеюсь взять курс на Нью-Йорк.
    — Совершенно понятно! Вы исполнили свою роль! Но согласитесь, что человек вашей отваги и дипломатической проницательности мог бы принести неоценимую пользу в деле предупреждения бедных арабов о походе этого неукротимого Бонапарта! Я имею в виду то, что вы лично столкнулись с его тиранией. Решайтесь, Гейдж, неужели вам не хочется взглянуть на красоты Леванта? Это на расстоянии броска камня от Каира. И тогда вы сможете разузнать о вашей пассии. Мы пошлем на разведку одного из наших пронырливых шпионов.
    — Может, я сумею что-то выяснить в Александрии…
    — Вас пристрелят, как только вы сойдете на берег! Или того хуже, повесят как шпиона, укравшего воздушный шар! Да-да, французы уже давно точат для вас свою гильотину! Нет, конечно, такое решение исключено. Я понимаю, что такой одинокий волк, как вы, дорожит своей независимостью, но позвольте же королевскому флоту помочь вам для разнообразия. Если эта женщина жива, то уже в Палестине нам сообщат об этом, и мы устроим тайную вылазку с реальными шансами привезти ее к вам. Я восхищен вашей смелостью, но в такое суровое время не стоит терять хладнокровия, приятель.
    Его доводы были весьма убедительными. Я сжег все мосты с Наполеоном, и возвращение обратно в Египет в одиночку походило бы скорее на самоубийство, чем на смелость. Благодаря моему головокружительному полету Астиза осталась в окрестностях Каира, более чем в сотне миль от побережья. Придется подыгрывать сэру Сиднею, пока я не выясню ее судьбу. Сойдя на берег в ближайшем порту вроде Эль-Ариша или Газа, я разживусь деньгами, продав спрятанного в штанах херувима.
Быстрый переход
Мы в Instagram