Изменить размер шрифта - +
И почему рукописи лежат именно так?

«В самое ближайшее время мне надо навести здесь порядок». Ланиус тихо засмеялся. Эта мысль посещала его с тех пор, как он начал заглядывать сюда еще юношей, но ничего подобного пока не происходило. Оставалось набраться терпения и ждать, когда это случится само собой.

Король отложил манускрипт, который не заинтересовал его, поднялся со стула, на котором сидел долгое время, и потянулся. Что-то хрустнуло в спине. Оглянувшись через плечо, как будто предупреждая о своем скором возвращении, Ланиус вышел из архива.

Слуги, кланяясь, бормотали:

– Ваше величество, ваше величество, ваше величество...

Их почтение могло бы свидетельствовать, что Ланиус действительно правит Аворнисом. Могло бы, но не свидетельствовало, всего лишь означая, что он потомок длинной череды монархов.

Как будто желая подчеркнуть ущербность его власти, один из слуг сообщил:

– Ваше величество, король Грас хочет видеть вас. Нет чтобы сказать: «Король Грас хочет видеть вас, когда вам будет удобно» или нечто подобное. Вне всякого сомнения, никто не беспокоился об удобствах Ланиуса, а Грас – меньше всех.

– Где Грас? – Ланиус редко употреблял титул применительно к этому человеку, так редко, как только ему это удавалось.

– Он у входа во дворец, ваше величество, наслаждается отличным весенним днем, – ответил слуга.

Времяпрепровождение, достойное короля. В этом году весна пришла в Аворнис поздно, и недавно установившиеся теплые дни не могли не доставить удовольствия.

– Тогда я там встречусь с ним, – сказал Ланиус. Если бы он отказался от встречи, Грас не предпринял бы никаких карательных мер. Его собрат-монарх не был жестоким или мстительным человеком, иначе было бы гораздо легче не любить его.

Служанки улыбались ему, «законному королю Аворниса», когда он проходил мимо них. Все они с радостью согласились бы переспать с ним, чтобы избавиться от тяжелого труда. Ланиус покосился на дверь комнаты, где находились белоусые обезьяны и котозьяны. На обожаемых зверей времени у него тоже не хватало.

Сквозь открытые двери во дворец проникали солнечные лучи, которым не мешали грязные стекла; яркий свет сначала заставил Ланиуса моргнуть, а затем улыбнуться. С солнечным светом пришли и звонкоголосые трели – певчие птицы наконец-то вернулись с юга. Только теперь король осознал, насколько скучал без их звонких голосов, пока не услышал их снова.

Аисты тоже возвращались с юга, они строили свои гнезда на деревьях и плоских крышах. Они не пели, а хрипло каркали, но большинство людей считали их появление рядом с собственным жилищем настоящим знаком удачи.

Грас стоял, освещенный яркими лучами солнца, и казалось, что светило не случайно выбрало его – у него было умение привлекать к себе все хорошее. Его королевский наряд, украшенный драгоценными камнями и расшитый золочеными нитями, переливался и сверкал. Рядом с его великолепием Ланиус в его простой, грязной одежде выглядел еще более жалким.

Повернувшись на звук шагов Ланиуса, Грас улыбнулся и сказал:

– Приветствую тебя, ваше величество. Не хочу обидеть, но выглядишь ты как возница.

– Я был в архиве, – коротко пояснил Ланиус.

– О, прости. – Несмотря на извинение, улыбка Граса стала шире. – Это значит, что ты с большой охотой дал бы мне по голове за то, что я вытащил тебя оттуда.

Ланиус даже не стал задумываться над тем, что случилось бы, если бы он попытался дать Грасу по голове. Второй король был вдвое старше его и заметно ниже ростом. Однако, несмотря на седую бороду, Грас отличался крепким сложением бывалого воина, чего нельзя было сказать о Ланиусе: мускулов у него никогда не было много, а о воинском искусстве он знал значительно меньше, чем о древних диалектах Аворниса.

Быстрый переход
Мы в Instagram