Изменить размер шрифта - +

Вовремя – ни секундой раньше или позже – король заставил себя проснуться. Он сел в постели, держась за грудь, словно пытаясь успокоить колотившееся сердце.

– С тобой все в порядке? – сонно спросила Сосия.

– Плохой сон. Просто плохой сон. – Голос Ланиуса дрожал.

Это действительно был плохой сон. Просто плохой сон? О нет. Так он и поверил! Низвергнутый почти схватил его, и если бы эти невозможно длинные руки коснулись...

Он не знал, что бы тогда случилось. Он не знал, и ни за что не хотел бы этого узнать.

Успокоенный мыслью, что изгнанный бог никогда не приходил к нему больше одного раза за ночь, он лег и попытался снова уснуть. Однако сон не шел. Грас еще некоторое время подождал, пока не уверился, что его жена крепко спит, затем натянул сапоги, набросил мантию поверх ночной рубахи и покинул спальню. Стражники в коридоре замерли по стойке «смирно».

– Вольно, – приказал им Грас.

Король шел по тускло освещенному коридору и не был удивлен, когда открылась еще одна охраняемая дверь. Ланиус – тоже почти раздетый – совсем не удивился, завидев тестя.

– Приветствую тебя, ваше величество, – кивнул Грас. – – И ты тоже?

– Да, я тоже... ваше величество, – ответил Ланиус. Всякий раз, когда Ланиус снисходил в обращении к нему до титула, старший король принимал ситуацию очень серьезно. Словно в ответ на его размышления, младший король вежливо предложил:

– Прогуляемся?

– Думаю, да, – согласился Грас.

За их спинами тревожно зашептались стражники. Гвардейцы наверняка удивлялись: почему оба короля проснулись одновременно? Грас тоже бы мог удивляться этому. Но, к сожалению, на этот счет у него не было никаких сомнений.

Не было их и у Ланиуса. Он сказал:

– Низвергнутый знает, что у нас есть кое-что на уме.

– Несомненно, знает, – согласился Грас.

– Хорошо, тогда следующей весной... Грас жестом остановил его:

– Возможно, следующей весной. А может быть, еще через год. До тех пор пока ментеше будут убивать друг друга.

Ланиус кивнул:

– Нам надо правильно использовать время, которое у нас пока есть – завладеть большим количеством рабов...

– Но тогда нам пришлось бы пересечь Стуру, что крайне опасно.

– Я полагаю, ты прав. – В голосе Ланиуса чувствовалось сожаление, но не протест. – Птероклсу следует обучить волшебников заклинанию, которое он изобрел. Когда мы все-таки пойдем на юг от Стуры, оно нам понадобится.

– Лучше бы оно нам никогда не понадобилось, – заметил Грас, и Ланиус кивнул. За кивком последовал зевок.

– Я думаю, мне удастся снова заснуть, – сказал он.

– Неужели? – Грас заглянул в себя. Спустя мгновение он слегка пожал плечами. – Что ж, ваше величество, мне остается только завидовать. Боюсь, что не сомкну глаз до утра.

– Сочувствую. – Ланиус снова зевнул. – Прошу прощения, но я тебя покину.

– Спокойной ночи. Не храпи слишком громко, а то разбудишь мою дочь.

Тихо смеясь, Ланиус направился в свою спальню.

 

Чьи-то шаги послышались за углом. Грас осознал, что у него не было с собой даже ножа. А вдруг Низвергнутый явился также и к Отусу, как он пришел к двум королям, и раб рыскал в поисках добычи? Держал ли он на уме убийство? Был ли у него ум, или этот человек – не более чем отражение воли Низвергнутого?

В тусклом свете факелов обозначилась чья-то фигура. Отус? Грас вгляделся, и его ночные страхи вытеснила реальность.

Быстрый переход
Мы в Instagram