Изменить размер шрифта - +
Мы не были с ним так уж близки, и я не так уж горячо его любила, но ведь отец у каждого один… – У тебя не найдется запасного презерватива?
Я сразу очнулась. Пожалуй, можно не волноваться, что Фи сляжет с горя от переживаний за меня.
– Просто на всякий случай, – подмигнула она с лукавой ухмылкой. – Мы скорее всего будем болтать о мировой политике или о всякой всячине…
– Ну да, так я и поверила. – Я пошарила в зеленой сумке от «Аксессорайз», подаренной мне на день рождения, отыскала такой же зеленый кошелек для мелочи, извлекла из него «Дюрекс» и незаметно сунула Фи.
– Спасибо, киса. – Она чмокнула меня в щеку. – Слушай, хочешь прийти ко мне завтра вечером, после всего? Я приготовлю спагетти с ветчиной.
– Хорошо, – отозвалась я с благодарной улыбкой. – Это будет здорово. Я тебе позвоню. – И я тут же принялась мечтать о завтрашнем вечере. Тарелка вкуснейшей пасты, бокал вина и мой подробный отчет о похоронах. У Фи настоящий дар выставлять в смешном свете самые мрачные события. Не сомневаюсь, что к концу вечера мы будем кататься по дивану от смеха… – Эй, вон такси! Такси-и-и! – Я поспешила к бровке тротуара, рядом с которой затормозила машина, и поманила Дебс и Каролин, теперь оравших «Танцующую королеву». Очки Каролин были залиты дождем, и она на пару тактов опережала Дебс. – Здрасте! – Я наклонилась к окну водителя, и мокрые волосы облепили мое лицо. – Не могли бы вы отвезти нас сначала в Болхэм, а потом…
– Извини, дорогая, караоке не вожу, – оборвал меня таксист, злобно взглянув на Дебс и Каролин.
Я растерянно уставилась на него:
– Что значит – караоке не возите?
– Нечего мне в моей же машине песнями нервы трепать. Я думала, он шутит. Нельзя же в дождь отказаться везти в такси поющих людей!
– Но…
– Моя машина – мои правила. Не употреблять, не нюхать, не ширяться и не петь.
Не успела я ответить, как он нажал на газ и с воем исчез за пеленой дождя.
– Вы не имеете права запрещать караоке! – гневно крикнула я вслед таксисту. – Это дискриминация! Это противозаконно! Это…
Я беспомощно замолчала и оглянулась назад. Фи снова присосалась к мистеру Очаровашке, а Дебс и Каролин исполняли самую худшую версию «Танцующей королевы», которую мне доводилось слышать. Глядя на них, пожалуй, можно было отчасти понять водителя такси. Машины с шумом проносились мимо, обдавая нас водопадом брызг. Дождь барабанил по промокшей ткани куртки, ручейками затекая мне под волосы. Мысли крутились в голове, как носки в центрифуге.
Мы никогда не найдем такси. Застрянем здесь на всю ночь под дождем. Банановый коктейль – сущая отрава, незачем было брать пятый и шестой. Завтра похороны отца. Я еще никогда не бывала на похоронах. Что, если я разрыдаюсь и все будут на меня смотреть? Лузер Дейв, наверное, сейчас нежится в постели в объятиях какой-нибудь девицы, шепча ей, что она красавица, а она стонет: «Буч! Буч!» Мои ноги, натертые до волдырей, начинают замерзать…
– Такси! – в следующий миг заорала я, еще толком не успев соотнести желтый огонек с желанной целью. У машины замигал левый поворотник. – Не сворачивай! – Я бешено замахала рукой. – Сюда! Сюда давай!
Мне нужно это такси. Просто необходимо. Удерживая куртку на голове, я побежала по тротуару, время от времени оскальзываясь и вопя во всю глотку, рискуя сорвать голос:
– Такси! Такси!
На углу толпились люди. Огибая их, я кинулась вверх по каменной лестнице какого-то огромного муниципального здания к площадке с балюстрадой, откуда начиналась вторая лестница, спускавшаяся на соседнюю улицу. Я окликну такси сверху, затем сбегу вниз и прыгну в салон.
Быстрый переход
Мы в Instagram