Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Черт бы тебя побрал, Луи! Выключи эту гребаную музыку!

– Убирайся к дьяволу! – пробормотал Луи, под­нимая биту, с которой часто ходил на спортплощад­ки присмотреть потенциальных клиентов. – Уби­райтесь все к дьяволу!

– Ты слышишь меня?

В мозг Луи вонзались железные шипы. Бросив биту, он со стоном вцепился себе в волосы. Но боль не прекращалась.

– Если ты не выключишь это дерьмо, Сузи вы­зовет копов! – Каждое слово сопровождалось уда­ром кулака в дверь.

Музыка, удары, крики, шипы, впивающиеся в мозг, – все смешалось в голове у Луи. Открыв дверь, он снова поднял биту и взмахнул ей…

 

 

Главное полицейское управление казалось ей сейчас необычайно привлекательным.

Сегодня Ева успела открыть и сразу же закрыть дело, поэтому у нее была куча бумажной работы. Но, так как все свидетели утверждали, что парень, сва­лившийся с движущейся панели на шестом этаже здания, сам затеял драку с двумя туристами из Толе­до, это не должно было занять много времени.

Последние несколько дней каждое новое дело представляло собой вариацию на ту же тему. Семей­ные ссоры, оканчивающиеся гибелью одного из супругов, уличные схватки с летальным исходом, даже драки не на жизнь, а на смерть из-за послед­ней порции мороженого.

«Жара делает людей глупыми и жадными, – ду­мала Ева, – а это сочетание ведет к кровопроли­тию».

В ней самой пробуждалась жажда крови при мысли о необходимости провести несколько часов в фешенебельном ресторане, болтая с незнакомыми людьми.

Вот что бывает, когда выходишь замуж за чело­века, у которого достаточно денег, чтобы купить пару континентов!

Самому Рорку нравились подобные мероприя­тия. Он чувствовал себя как дома, поедая икру в пя­тизвездочном ресторане, – впрочем, как правило, оказывалось, что этот ресторан принадлежит ему. Пожалуй, к концу второго года их брака ей следова­ло бы перестать раздражаться из-за этого.

Ева со вздохом поднялась из-за стола.

– Вы еще здесь? – Пибоди, ее помощница, ос­тановилась в дверях кабинета. – Я думала, у вас какой-то шикарный обед.

– Еще есть время. – Взглянув на часы, Ева ощу­тила чувство вины. Она уже опаздывала. – Я только что закончила с прыгуном с панели.

Пибоди, чья летняя униформа выглядела абсо­лютно свежей, несмотря на жару, внимательно по­смотрела на нее.

– Надеюсь, вы не нарочно тянете время, лейте­нант?

– Один из жителей нашего города, которых я поклялась защищать, окончил жизнь раздавленным, как клоп, на Пятой авеню. Думаю, он заслу­живает лишних тридцати минут моего времени!

Пибоди притворно вздохнула.

– Должно быть, нелегко надеть красивое пла­тье, нацепить бриллианты и давиться шампанским и омарами рядом с самым красивым мужчиной на планете. Не знаю, как вы это выдержите, Даллас.

– Заткнись!

– Мне хорошо: я могу спокойно отправиться с Макнабом в местную пиццерию, где мы честно раз­делим на двоих одну пиццу и счет. – Пибоди пе­чально покачала головой. – Не могу выразить, на­сколько виноватой я себя чувствую!

– Кажется, ты напрашиваешься на неприятнос­ти, Пибоди?

– Нет, сэр. Всего лишь предлагаю вам поддерж­ку и сочувствие в это трудное время.

– Поцелуй меня в задницу!

Не зная, сердиться ей или смеяться, Ева собра­лась уходить, когда на ее столе запищал телефон.

– Сказать им, сэр, что ваш рабочий день окон­чен?

– Разве я не велела тебе заткнуться? – Повер­нувшись к столу, Ева взяла трубку.

Быстрый переход