Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
К тому же рано или поздно его сексуальные наклонности были бы разоблачены. Чего ради мне погибать вместе с ним?

– Поэтому вы назначили на роль жертвы Грина, убивая сразу двух зайцев? Вы устраняли очередного растлителя, одновременно разоблачая сексуальные эскапады Пичтри и делая его подозреваемым в убийствах. Но вы кое-чего не учли. Меня с самого начала озадачивало, что никто не пытался завладеть компрометирующими видеозаписями. Единствен­ным объяснением было то, что их подбросили нам намеренно.

Франко нахмурилась:

– Фигурирующие там личности заслуживают разоблачения за свою слабость, глупость и сделки с субъектом вроде Грина.

– И вы берете на себя роль судьи, выносящего приговор им всем?

– Да. Я и группа людей, уверенных, что настало время для суда. Мы с вами, Даллас, не мягкие и не осторожные. Мы предпочитаем действовать. Я буду мэром Нью-Йорка, а через несколько лет губерна­тором, – просто сказала Франко. – Оттуда прямая до­рога в Вашингтон. Я стану третьей женщиной-пре­зидентом США и смогу возвысить вас. Разве вы не хотели бы стать шефом полиции Нью-Йорка? Я мо­гла бы осуществить это лет через пять-шесть.

– Нет, спасибо. На этом посту приходится слишком много заниматься политикой, а я ее не люблю. Да и каким образом вы намерены осущест­вить это, сидя за решеткой?

– Интересно, каким образом вы собираетесь отправить меня за решетку? – осведомилась Фран­ко. – Я была очень осмотрительна. Что касается электронной почты, посланной из кабинета Пичт­ри, то мои адвокаты найдут этому объяснение. Возможно, письма заранее приготовили для отправки, а секретарша ошиблась, сказав, что видела меня вхо­дящей в кабинет в упомянутое время. Мэрия – весьма оживленное место.

– Но письма не были приготовлены заранее, и секретарша не ошиблась.

– Да, но вы никогда это не докажете. А то, что я говорила здесь, вам не поможет. Вам просто никто не поверит, Даллас. Так как Чанг убежден, что именно вы организовали утечку, а общество еще не сформировало определенное мнение относительно «Искателей Чистоты» и вашей роли в их уничтоже­нии, мое слово значит больше вашего.

– Может быть. Однако того, что вы сказали, бо­лее чем достаточно. – Ева достала телефон, кото­рый все это время был включен. – Думаю, вы пони­маете, что ваша игра окончена.

Франко доставила свою чашку.

– Нас прослушивали?

– Разумеется.

– Ничто, сказанное здесь, не имеет юридичес­кой силы! Вы не зачитали мне мои права и завлекли меня в ловушку! Все, что я говорила, было результа­том вспышки гнева, вызванной организованной вами утечкой…

– Ловко придумано. Посмотрим, что сделают из этого ваши адвокаты. Дженна Франко, вы арестованы по обвинению в заговоре с целью совершения убийства.

Перечисляя имена жертв, Ева достала наручни­ки. Франко шагнула назад, но в этот момент дверь открылась. Первым вошел мэр, за ним последовали Уитни и Тиббл.

– Вы опозорили нас, Дженна, – заговорил Пичтри. – Надеюсь, что система, которой вы так бессовестно злоупотребляли, воздаст вам по заслу­гам.

– Мне нечего сказать. – Лицо Франко окамене­ло, когда Ева надела на нее наручники. – Я не ста­ну делать никаких заявлений, не посоветовавшись с адвокатами.

– Вы опоздали. – Ева обернулась к двери, где появилась Надин вместе со своим оператором. – Ты все передала?

– Каждое слово, – заверила ее Надин. – Рей­тинг наверняка ослепительный.

– Вы транслировали… – Лицо Франко побеле­ло как мел.

Быстрый переход
Мы в Instagram