Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Все прошло гладко. Отчет был хорошим. Нареканий вроде бы быть не должно. Но что - то продолжало тревожить Сэмюэля Роттерстайна, какой - то нюанс в тоне председателя, явно не связанный с ходом совещания.
     Тайная тревога? Впрочем, Роттерстайн не мог увязать это понятие с такой личностью как Алистер Блант - слишком уж бесстрастной, эмоционально холодной казалась ему натуру начальника. Самое воплощение "нормальности", эдакой типично английской холодности.
     Может, печень? Она, кстати, напоминала временами о себе и самому Роттерстайну. Но Блант никогда не жаловался на печень - не было такого случая. Его здоровье было под стать крепкому уму и железной финансовой хватке.
     И все же что - то здесь было не так... Пару раз рука председателя приближалась к лицу. И сидел он, осторожно подпирая щеку ладонью. Необычная для него поза. Кроме того, пару раз его лицо явно выражало раздражение.
     Они вышли из зала совещаний и стали спускаться по лестнице.
     - Может, вас подвезти? - предложил Роттерстайн. Блант улыбнулся и покачал головой:
     - Меня ждет машина. - Он взглянул на часы. - Я уже не вернусь. - Он помолчал. - Дело в том, что я спешу к зубному.
     Тайна перестала существовать.
     Выкарабкавшись наконец из такси, Эркюль Пуаро расплатился с водителем и нажал кнопку звонка у дверей Дома № 58 по улице королевы Шарлотты. После недолгого ожидания дверь ему открыл веснушчатый парень в ливрее, с огненно - рыжими волосами и подчеркнуто серьезными манерами.
     - Мне к м-ру Морли, - проговорил Пуаро.
     В сердце его при этом теплилась наивная надежда на то, что Морли куда - то вызвали, что он нездоров или посещает пациента на дому... Тщетно! Парень отступил на шаг, приглашая Пуаро внутрь. Дверь за спиной издала сухой безжалостный щелчок.
     - Ваше имя?
     Пуаро назвался. Комната, куда его проводили, была обставлена спокойно, с хорошим вкусом и сейчас почему - то показалась Пуаро неописуемо мрачной. На полированном столике были аккуратно разложены газеты и журналы, на буфете стояли посеребренные подсвечники и декоративное блюдо. Камин украшали бронзовые часы и две вазы из того же металла, на окнах были синие портьеры, стулья пестрели восточной смесью цветов и птиц.
     На одном из них сидел военной выправки джентльмен со свирепо торчащими усами и пожелтевшей кожей, который принялся рассматривать вновь вошедшего с любопытством досужего путешественника, разглядывающего надоедливое насекомое. Сейчас ему явно недоставало если не револьвера, то, как минимум, мухобойки. Пуаро посмотрел на него соответствующе. "Иные англичане бывают столь неприятны и смешны, что их стоило бы убирать со света еще при рождении, чтобы не мучились", - подумал про себя Пуаро.
     Прервав затянувшееся разглядывание, джентльмен - воин подцепил со стола "Тайме" и, развернув стул так, чтобы не видеть Пуаро, уткнулся в газету. Пуаро же взял "Панч", перелистал его, но остроумных шуток так и не обнаружил.
     Появился тот же парень. - Полковник Эрроубамби! - воскликнул он и увел военного.
     Пуаро продолжал гадать, может ли в природе существовать такая фамилия, но тут входная дверь с шумом распахнулась и на пороге появился молодой человек лет тридцати.
     Пока он стоял у окна, нервно разглядывая обложки журналов, Пуаро успел бросить на него пару оценивающих взглядов. Малоприятный, даже опасный тип, не исключено - преступных наклонностей. Во всяком случае на убийцу он походил больше, чем многие из настоящих убийц, с которыми ему приходилось иметь дело.
Быстрый переход
Мы в Instagram