Изменить размер шрифта - +
Он просто стоял перед нами - уши стоймя, точеные ноздри, развевающаяся на несуществующем ветру грива. У меня даже сложилось впечатление, что слова, которые он произносил, исходили из его ушей.
     - Думаю, они очень милы, - восхитилась Сара, и это было в ее духе. Ей действительно хотелось думать, что они "очень милы".
     Доббин не моргнул и глазом в ее сторону.
     - Мы настаиваем на том, чтобы вы поторопились, - сказал он. - Для каждого есть оседланная лошадь, а четверо из нас помогут вам перевезти груз. Мы не располагаем временем.
     Все, что происходило, не нравилось мне, совсем не нравилось. Плевал я на эту качалку!
     - Мы не любим, когда нас подгоняют, - сказал я Доббину. - Если у вас нету времени, то мы проведем ночь на корабле и отправимся завтра утром.
     - Нет! Нет! - страстно возразила лошадка. - Это невозможно. С заходом солнца возникнет великая опасность. Вы должны быть спрятаны до захода солнца.
     - Почему бы нам не сделать так, как он говорит? - предложил Тэкк, поплотнее закутываясь в рясу. - Мне не нравится здесь. Если время поджимает, то мы можем вернуться и собрать вещи потом.
     Доббин ответил:
     - Мы возьмем ваш груз сейчас. Утром будет некогда.
     - Мне кажется, - заявил я Доббину, - вы спешите. И если это правда, то почему бы вам попросту не повернуться и не уйти туда, откуда вы явились? Мы сами можем позаботиться о себе.
     - Капитан Росс, - решительно сказала Сара Фостер. - Я не собираюсь идти пешком, если есть шанс двигаться верхом. Я полагаю, вы ведете себя глупо.
     - Очень может быть, - рассердился я, - но я терпеть не могу, когда мной командуют нахальные роботы.
     - Мы - лошади-качалки, - сказал Доббин. - Мы не роботы.
     - Вы человеческие качалки?
     - Я вас не понимаю.
     - Вас сделали люди? Я имею в виду - существа, похожие на нас?
     - Я не знаю, - ответил Доббин.
     - Как бы не так! - сказал я и обратился к Смиту. - Джордж!
     Слепой повернул ко мне одутловатое лицо. Восторженное выражение как будто прилипло к нему.
     - В чем дело, капитан?
     - Скажите-ка, Джордж, когда вы толковали о том о сем со своим приятелем, не упоминался ли в ваших беседах какой-нибудь конек?
     - Мой конек? Вы имеете в виду коллекционирование?
     - Нет, - сказал я. - Я подразумеваю конька, который качается. Вы говорили про коня-качалку?
     - Впервые слышу, - ответил слепой.
     - Но ведь у вас были игрушки, когда вы были ребенком?
     Слепой вздохнул.
     - Не такие, как вы думаете. Я слепой от рождения. Я никогда не был зрячим. Игрушек, обычных для других детей, не было...
     - Капитан, - Сара злилась, - вы нелепы. К чему все эти подозрения?
     - Я объясню, - сказал я столь же злобно. - И ответ прост...
     - Я знаю... Я знаю. Вы подозревали всех и каждого - и тем самым спасали свою шкуру.
     - Милостивая госпожа, - вмешался Доббин, - и прошу вас, поверьте: как только зайдет солнце, вам будет угрожать страшная опасность. Я умоляю вас, я заклинаю вас, настоятельно советую отправиться с нами, и как можно скорее.
     - Тэкк, - обратилась Сара к монаху, - иди и начинай спускать из корабля наши вещи, - она воинственно повернулась ко мне.
Быстрый переход
Мы в Instagram