Изменить размер шрифта - +
Она воплощала образ женщины, предвкушающей грандиозное приключение; собственно, все, что с ней происходило, в любом случае было необычно. Вот так горделиво восседать в седле, с забавной древней винтовкой через плечо, в костюме, словно предназначенном для бурных событий, - чем не происшествие!
     Я мельком взглянул на посадочную площадку, обрамленную городскими постройками, и потому похожую на чашу. На поле не было заметно никакого движения. Солнце медленно заходило за дома, и с запада, из-за городской стены, выплывали тени. Белые здания постепенно темнели, однако огни не зажглись.
     Где же все? Где жители города? Где те, кто прибыл сюда на кораблях, которые до сих пор возвышаются над полем, подобно фантастическим надгробиям? И почему все эти корабли белые?
     - Высокочтимый господин, - обратился ко мне Доббин, не будете ли вы так любезны сесть верхом на меня? У нас мало времени.
     Повеяло холодом, и я признался себе, что мне становится страшновато, хотя и не понятно отчего. Возможно, меня пугал вид города, возможно, я предчувствовал, что это поле окажется ловушкой. Возможно, страх объяснялся тем, что вокруг не было ни одной живой души, кроме лошадей-качалок. Да и живые ли они?
     Но мне они казались вполне живыми. Я подошел к Доббину и, с лазерным ружьем наизготовку, запрыгнул к нему в седло.
     - Здесь оружие бесполезно, - явно неодобрительно сказал Доббин.
     Я не ответил. Черт возьми, это мое личное дело!
     Доббин тронулся с места, и мы двинулись к городу через поле. От скачки можно было сойти с ума: мы двигались спокойно, без резких толчков, но лошади под нами постоянно раскачивались. Казалось, мы перемещаемся не вперед, а только вверх и вниз. Мы не ощущали тряски, мы как будто пробивались сквозь бесчисленные волны.
     Мы двигались, но город не приближался, еще не приобретал ясных очертаний. Я понял, что на самом деле мы были дальше от него, чем казалось сначала. Да и посадочное поле - оно тоже на самом деле было гораздо больше.
     - Капитан! - завопил Тэкк.
     Я повернулся к нему.
     - Корабль! - пронзительно крикнул монах. - Корабль! Они что-то с ним делают!
     И верно, они - дьявол разберет, кто это, - суетились вокруг нашего корабля. Рядом с машиной возвышалось механическое устройство. Оно напоминало насекомое с коротким толстым телом и очень длинной и толстой шеей, увенчанной крошечной головкой. Из его пасти в сторону корабля вырывалась воздушная струи, и там, где она касалась его обшивки, корабль становился белым, как и другие корабли-надгробия, разбросанные по полю.
     Я взвыл от злости и сильно натянул поводья. С таким же успехом я мог бы попытаться остановить камнепад: Доббин настойчиво двигался вперед.
     - Разворачивайся! - заорал я. - Назад!
     - Возвращение невозможно, высокочтимый сэр, - спокойно проговорил Доббин, ничуть не запыхавшийся от скачки. - У нас нет времени. Нам надо спешить в город, чтобы обрести там спасение.
     - Клянусь Богом, время есть! - завопил я.
     Я сорвал с плеча ружье и, держа его над головой Доббина, направил дуло на дорогу впереди нас. - Закройте глаза! - крикнул я своим спутникам и нажал на курок. Я прищурился, но все равно вспышка лазерного света, отраженного от земли, чуть не ослепила меня. Доббин встал на дыбы и закружился волчком. Когда я открыл глаза, мы уже мчались к кораблю.
     - Вы погубите нас, - простонал Доббин. - Мы погибнем, безумец!
     Оглянувшись, я убедился, что все лошадки следовали по пятам.
Быстрый переход
Мы в Instagram