Изменить размер шрифта - +

     Оказывается, Доббин был их вожаком, и куда бы он ни направился, лошади послушно сопровождали его.
     Я заметил, что в том месте на дороге, куда попал лазерный заряд, не было даже отметины, хотя я ожидал увидеть дымящуюся воронку. Ведь след остается от любого, самого слабого выстрела.
     Сара ехала, прикрыв глаза рукой.
     - Вы в порядке? - спросил я.
     - Идиот! - закричала она.
     - Я предупредил, чтобы вы закрыли глаза, - сказал я. - Всегда бывает такая яркая вспышка.
     - Ты крикнул и сразу же выстрелил, - ответила Сара. - А мы не успели.
     Она отняла руку от лица и тут же зажмурила глаза, но я успел заметить, что - слава Богу! - она не пострадала. Просто был повод поблефовать, а она никогда его не упускала.
     Между тем существо, которое обливало корабль, уже удалялось от нас через поле. Оно мчалось, вытянув шею вперед, с безумной скоростью. Я даже решил, что оно продвигалось на колесах или гусеницах.
     - Пожалуйста, сэр, - молил Доббин. - Мы попросту теряем время. Вы ничем не поможете.
     - Еще одно слово, - сказал я, - и на этот раз ты тоже получишь.
     Мы приблизились к кораблю, и Доббин притормозил. Я не стал ждать, пока он остановится. Лошадка еще продолжала покачиваться, а я уже спрыгнул на землю и бежал к кораблю. Правда, я и сам не знал, что собираюсь предпринять. Я подбежал к кораблю и увидел, что он покрыт веществом, похожим на заиндевевшее стекло. Каждый дюйм машины был затянут белой оболочкой, из-под которой нигде не проглядывал металл. Это был уже не настоящий корабль, а просто макет. Уменьшенный в размерах, он мог бы сойти за сувенирный значок.
     Я прикоснулся к кораблю. Покрытие было гладкое и твердое. Теперь уже ничто не напоминало о том, что корабль сделан из металла. Я постучал по машине прикладом, и корабль зазвенел, как колокол. Звук отозвался по всему полю и эхом возвратился от городской стены.
     - Что с ним? - спросила Сара. Ее голос слегка дрожал. Это был ее корабль, и он не был ей безразличен.
     - Какое-то твердое покрытие, - объяснил я. - Кажется, корабль опечатан.
     - Вы хотите сказать, что теперь нельзя войти внутрь?
     - Не знаю. Возможно, удастся отколупать это кувалдой.
     Она сделала резкое движение, и вот уже - винтовка свернута, приклад прижат к плечу. Как бы нелепо ни выглядело ее оружие, но, точно скажу, обращаться с ним она умела.
     Прозвучал выстрел, и лошадки в страхе попятились. Но громче, чем выстрел, прозвучал другой звук - неприятное завывание, почти вопль. Наш молочно-белый корабль глухо загудел под ударом пули, которая, бешено крутясь, с пронзительным свистом отскочила от его поверхности. Но белизна корабля оставалась нетронутой; в том месте, куда попала пуля, не было и следа. Не было ни трещинки, ни пятнышка, ни отметины - от пули мощностью в две тысячи фунтов!
     Тогда я поднял лазерное ружье, но Доббин сказал:
     - Это бессмысленно, неразумный вы человек. Здесь уж ничего не поделать.
     Я со злостью обернулся к нему.
     - Кажется, я предупреждал, - почти провизжал я. - Еще одно слово - и получишь в лоб!
     - Насилие, - самоуверенно заметил Доббин, - не поможет. А вот пребывание здесь после захода солнца приведет к немедленной смерти.
     - Но наш корабль! - отчаянно крикнул я.
     - Корабль опечатан, - сказал Доббин.
Быстрый переход
Мы в Instagram