Изменить размер шрифта - +
- У вас есть возражения, капитан?
     - Мисс Фостер, - сказал я ей. - Корабль ваш, и деньги ваши. Музыку заказываете вы.
     Она взорвалась.
     - Вы смеетесь надо мной. Смеялись все время. Вы никогда не доверяли моим словам! Ни одному слову!
     - Я привел вас сюда, - твердо сказал я. - И выведу назад. Мы договаривались об этом. Я только прошу, чтобы вы не усложняли мою задачу.
     Но не успел я произнести эти слова, как тут же пожалел о них. Мы были на непонятной чужой планете, очень далеко от дома, и, чем затевать перебранки, лучше было бы поддерживать друг друга. Сара абсолютно права, признался я сам себе, я действительно вел себя нелепо. Но тут же я представил дело в более выгодном для себя свете. Да, быть может, я и нелеп, но только на первый взгляд. Я знал, что если уж оказался на чужой планете, надо действовать на свой страх и риск и доверять шестому чувству.
     У меня был богатый опыт, и я всегда выходил сухим из воды. Так же, впрочем, как и Сара, но во время путешествий ее всегда сопровождал отлично снаряженный отряд - я же всегда действовал сам по себе.
     При первом же указании Сары Тэкк подоткнул рясу и быстро вскарабкался по трапу. Вскоре он уже передавал мешки со снаряжением Саре, которая стояла посередине трапа и аккуратно бросала груз к его подножию. Ничего не скажешь - эта девица еще ни разу не увильнула от работы, она всегда была в центре событий и трудилась, наверное, больше, чем другие.
     - Ну, хорошо, - сказал я Доббину. - Где же ваши вьючные лошадки? И что делать дальше?
     - К сожалению, - сказах Доббин, - у нас нет рук. Поэтому навьючить лошадей придется вам. Сложите все вещи им на спины, и когда вы закончите, из их животов выскочат металлические подпруги и надежно стянут груз.
     - Как это просто, - удивился я.
     Доббин слегка качнулся вперед, как будто кланяясь.
     - Мы всегда, - сказал он, - к вашим услугам.
     Раскачиваясь, к нам приблизились четыре лошади, и я начал нагружать их. Тэкк уже вытащил вещи из корабля, и Сара стала мне помогать. Тэкк закрыл люк, и когда он спустился, все уже было готово к отправлению.
     Город на линии горизонта соприкасался с солнечным диском, и самые высокие башни вгрызались в светило, откусывая от него целые ломти. Это было ярко-желтое солнце, ярче, чем земное, возможно, звезда из серии "К".
     Конечно, корабль мог бы помочь и дать ответы на все вопросы. Ведь корабли работают на человека. Они проглатывают информацию целиком, потом расчленяют ее, затем вновь собирают воедино. Я понимал, что наш корабль знает все об этой планете и светиле. Он осведомлен о ее атмосфере и химическом составе, и он готов выдать информацию любому, кто ее запросит.
     Но я не сделал этого. Я все время собирался взять с корабля лист данных, но вышло так, что табун лошадей-качалок преградил мне путь. Хотя, говорил я себе, это не имеет значения. Я могу вернуться сюда утром. Но тем не менее оттого, что я так и не заглянул в лист данных, я испытывал чувство досады.
     - Доббин, - спросил я, - в чем заключается опасность? Что угрожает нам?
     - Я не могу ответить на ваш вопрос, - сказал Доббин, - так как я и сам не понимаю, но я должен вас заверить, что...
     - Ладно, хватит об этом!
     Тэкк, тяжело дыша, пытался подсадить Смита на лошадь. Сара уже сидела верхом, важно выпрямившись. Она воплощала образ женщины, предвкушающей грандиозное приключение; собственно, все, что с ней происходило, в любом случае было необычно.
Быстрый переход
Мы в Instagram