Loading...
Изменить размер шрифта - +
Почти уютно.
Затянутое облаками ночное небо прятало лунный полумесяц, так что приходилось рассчитывать на собственное зрение и на внимательность спутников. Один

из них, Виталий Колотов по кличке Ворчун, был опытным сталкером, а второй — всего лишь стажер, совсем еще пацан. Олег даже его имени не запомнил.
Сейчас стажер, полуобернувшись, присматривал за тылом, держа «калаш» наготове. Хотя бы проблем по дороге эти двое не создавали. Интересно, откуда

паренек? В Полисе, по разнарядке, проходили обучение на сталкеров большинство новичков со всего метро, независимо от политических взглядов своих

мини-государств. Впрочем, неважно…
Бойко планировал сделать ходку до убежища, устроенного недалеко от Боровицкой в двухэтажке, в одиночку — были у него тут свои дела, требующие кое-

каких исследований. Не вышло. Ворчун со своим стажером, как только увидел его возле шлюза, прицепился, как репей. Олег скривился под маской

респиратора. Сам виноват. Нечего трепаться о находках.
Пару минут он постоял, впитывая в себя окружающее пространство — звуки, движение воздуха, запахи. Ворчун терпеливо ждал в двух шагах позади, присев

на корточки и сгорбившись. В правой лапище — обрез дробовика, за широкой спиной над плечом торчит конец ломика. Самый натуральный, увесистый

десятикилограммовый лом, но для габаритов владельца он — словно спичка. И инструмент, и оружие, против которого, как известно, нет приема… А еще эта

его вечная дурацкая шуточка: «Знаешь, чем ломик лучше автомата? Патроны никогда не кончаются, гы-гы-гы!» Можно только позавидовать силе этой

сволочи.
Олег тихо ненавидел Колотова, но на территории Полиса, куда его и так пускали лишь как гостя, от его просьбы отмахнуться не смог. Пошлешь куда

подальше, а в следующий раз пошлют тебя самого. И тогда к нужному месту придется искать обходные пути по поверхности с других станций, что чревато

лишним риском. А еще Олег Бойко дико не любил, когда срываются планы. Надо поскорее отвязаться от этих двоих и заняться своими делами, а значит,

шустренько довести до условленного места и распрощаться. Но в душе все сильнее ворочалось мерзкое ощущение, что сегодня все пойдет через пень-

колоду.
Тишина в ночном городе — понятие относительное…
Слабый осенний ветер мел пожухлые листья по выщербленному асфальту, вздымал ленивые облачка пыли, сдувая ее с мусорных куч, разраставшихся под

стенами зданий с каждым прошедшим после Катаклизма годом.
И среди всех этих шорохов так легко пропустить шорох крадущихся шагов…
Поздняя осень. Снег не за горами. Дыхание зимы уже чувствуется в воздухе, проникает холодным октябрьским воздухом сквозь фильтры респиратора.

Мешковатый костюм химзащиты сковывает движения, но к этому сталкер давно привык. После частых многочасовых ходок рано или поздно перестаешь обращать

внимание на мелкие неудобства, связанные с пребыванием на поверхности. Особенно когда сама поверхность без устали напоминает, что от этого костюма,

не меньше чем от оружия в руках, зависит твоя жизнь. В правом нагрудном карманчике разгрузки успокаивающе молчит дозиметр. Сгустившаяся вокруг тьма

смотрит на трех человек, дерзко бродящих по ее владениям. Изучает тысячами глаз притаившихся где-то рядом невидимых существ.
Паранойя, верная спутница сталкера. Привычное дело.
Не оборачиваясь, Олег сделал знак рукой «вперед» и двинулся первым. Пересек шоссе, направился вдоль фасада здания к чернеющему проему единственного

входа с улицы. Дверь, когда-то высокая, двустворчатая, измочалена в щепу — словно какой-то психопат разворотил в приступе необузданной ярости.
Быстрый переход