Loading...
Изменить размер шрифта - +
В дневное время с ним непременно дежурила одна из двух положенных по штату медсестер, но сейчас он полуночничал один. Сердобольный старик

наверняка отпустил девушку на боковую, как это обычно и делал в спокойные дни. Собственно, пока нет больных, и сам Семен Натанович мог спокойно

спать, правилами это не возбранялось: кроме него на Бауманской работали еще два опытных врача, всегда есть, кем подменить. Но Брамц — человек старой

закалки, и понятие ответственности не было для него пустым звуком. Дежурство — значит дежурство. Из кружки, стоявшей на столе рядом с книгой, тянуло

характерным терпким запахом грибного чая — широко известного на все метро продукта с ВДНХ.
— Не спишь еще, товарищ доктор?
— Стариковская бессонница, Альберт Георгиевич. — Погруженный в чтение, доктор не сразу отреагировал на появление в палатке гостей. Отодвинул книгу,

с любопытством повернулся к вошедшим. — По делу или просто на огонек? А, здравствуй, Дима.
— Осмотри пациента, Семен Натанович.
Увидев на одежде парня пятна крови, Брамц сразу засуетился. Заставил сбросить рюкзак, усадил на койку поближе к шкафчику с инструментами и

перевязочными материалами, ловко закатал ему рукав выше локтя. Прищурился, оценивая характер повреждения. Каданцев расположился рядом, облокотившись

на шкафчик и тоже внимательно рассматривая совсем небольшую, но непрерывно и обильно кровоточащую ранку чуть ниже локтя на руке парня.
— Вот зараза! — вырвалось у Димки при виде ранки. Даже как-то нехорошо стало.
— Укус? Плохо, плохо, батенька, — обеспокоенно проворчал доктор. — Никогда не знаешь, какая зараза с укусом может попасть в кровь. Очень, очень

плохо. Болит?
— Нет, Семен Натанович. В том-то и дело, что не болит, я сам бы еще не скоро заметил, что весь рукав выпачкал, если бы не Альберт Георгиевич.
— А руку

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход