Loading...
Изменить размер шрифта - +
То ли собаки, то ли еще какого-то крупного животного, попавшего в силки хохотунов. А на полу, словно буйные

поросли неведомой плесени, — целые холмы из содранных со скелетов крысиных шкурок.
И ни одной из тех юрких тварей, которых они видели в первом гнезде. Ни тени. Ни характерного юркого движения. Сбежали или затаились? Сейчас все

выяснится.
— Федь… — почему-то понизив голос, окликнул Димка.
— Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас, — не сводя глаз с паутины, пробормотал Федор под нос, словно заставляя себя решиться.
— Жги! — окриком подтолкнул его Димка.
Кротов шагнул вперед, и огнемет в его руках взревел, швырнув в помещение яркий беснующийся поток огня. Паутина вспыхнула сразу и вся, крысиные

скелетики, враз освобожденные от сдерживающих пут, так и посыпались вниз. Жар раскаленного воздуха и густой смрад паленой крысиной шерсти рекой

хлынули наружу, заставив охранников отступить к мотовозу, прикрывая лица рукавами курток. Струя ревущего пламени бесновалась около минуты, пока в

баллоне не кончилась горючка, а когда она погасла, все помещение было выжжено дотла. Обугленные стены дымились, на полу тлел толстый слой пепла и

остатки каких-то вещей, когда-то забытых или брошенных здесь. Жар стоял такой, что рассмотреть что-либо было невозможно.
Заслоняя лицо рукавом, Димка захлопнул раскалившуюся дверь, чтобы перекрыть жару дорогу, и прикладом автомата вбил задвижку засова на место. Он был

уверен: ни одну тварь они так и не достали, но надеялся, что зачистка логова отучит эти порождения тьмы соваться в туннели Альянса.
До станции они добрались уже без происшествий. Впрочем, приключениями и так все были сыты по горло. Нервное напряжение еще гоняло адреналин по

крови, но хотелось только одного — отдохнуть. Заглушив мотовоз, все четверо выбрались на платформу и отправились на доклад к начальству.

Глава 5
ТРЕВОЖНАЯ ПОЕЗДКА

До Сотникова добраться не удалось: по пути к административному сектору их группу перехватил Каданцев, выскочивший навстречу из-за палаток

административного сектора, как чертик из табакерки. Охранники с Электрозаводской от его цепкого, внимательного взгляда сразу оробели — одним своим

суровым видом и властными манерами заместитель главы Бауманского Альянса мог заставить почувствовать себя неуверенно кого угодно. Но они его сейчас

не интересовали. Каданцев сразу сердито напустился на Кротова:
— Где вас черти носят? Сколько можно ждать?! Мотовоз доставили?
— Конечно, Альберт Георгиевич, куда он де…
— Меньше слов, — властным взмахом руки Каданцев прервал объяснения. — Разворачивайтесь — и на погрузку, ящики с патронами в цехе. Охранник выдаст, я

предупредил. Вы двое, вас это тоже касается. Огнемет пока оставите там, утром заберете. Нечего таскать по станции опасное оборудование.
Петрович с Гуляевым, снова подхватив за раму ранец огнемета, поставленного во время разговора на пол, торопливым шагом ретировались в указанном

направлении, подальше от начальственного ока, справедливо посчитав, что Федор и сам сообщил о зачистке все, что необходимо.
— Альберт Георгиевич, да огнемет вообще-то разряжен, — Федор хмыкнул. Вечный шутник и раздолбай, он, в силу характера, не испытывал перед Каданцевым

такого трепета, как охранники. А на попытки его урезонить и воззвать к совести нередко отвечал своей коронной фразой — что в метро существует

слишком много причин для смерти, чтобы умирать еще и от скромности. — Тут кое-что случилось по дороге…
— Я в курсе, Лосев звонил. Дмитрий, что с рукой? Ранен?
Каданцев бесцеремонно, с недюжинной для такого худощавого человека силой задрал Димке левый локоть.
Быстрый переход