Изменить размер шрифта - +

– Где я слышала это раньше? – В трубке послышался глубокий мягкий смех Фелиции. – Пока дождешься твоего звонка – состаришься. Ну хоть на выходные я могу приехать?

– Опять? И ты это выдержишь?

Она приезжала к ней каждую пятницу последние четыре месяца. Кейт к этому привыкла; вопросы Фелиции и ответы Кейт были пустой формальностью.

– Что тебе привезти?

– Ничего, Фелиция Норман, если ты привезешь мне еще хоть одну вещь для беременных, я просто закричу! Куда мне все это носить? В супермаркет? Леди, я живу среди коров. Вообрази, мужчины здесь ходят в исподнем, а женщины в халатах. Вот так. – Кейт все это развлекало. Фелицию нет.

– Сама виновата, черт побери. Я тебе говорила...

– Заткнись. Я здесь счастлива. – Кейт улыбалась про себя.

– Вот упрямица. Беременность пробудила в тебе инстинкт наседки. Подождем, пока родится ребенок. Ты придешь в себя. – Фелиция очень на это рассчитывала. Она уже исподволь присматривала подходящую квартиру. Кейт поступает неразумно, продолжая жить в этой глуши. Но она ее вытащит оттуда. Шумиха уже начала стихать. Еще пара месяцев – и ей можно будет преспокойно возвращаться.

– Эй, Лиция, – Кейт посмотрела на будильник, – пора двигать. Мне предстоит трехчасовая дорога за рулем. – Она осторожно растянулась на кровати, чтобы снять судорогу в ногах, и спрыгнула на пол – если, конечно, это можно было назвать прыжком.

– Кстати. Хватит тебе туда ездить; по крайней мере, пока не родится ребенок. Какой смысл...

– Лиция, я люблю тебя. Пока. – Кейт осторожно положила трубку. Она уже не раз слышала подобные речи. Но ей лучше знать, что следует делать. Что хочет, то и делает. Да и какой у нее выбор? Как она может это сейчас прекратить?

Она присела на край кровати и глубоко вздохнула, глядя на горы за окном. Ее мысли витали далеко отсюда. Прошла целая вечность.

– Том, – произнесла она нежно. Только одно слово. Она даже не была уверена, что сказала это вслух. Том...

Как же так, что он не с ней? Почему не слышно, как он плещется в ванне, или поет под душем, или подшучивает над ней из кухни... Неужели его в самом деле нет? Еще совсем недавно она могла позвать его по имени и услышать в ответ веселый голос. Он был с ней. Всегда. Высокий, светловолосый, красивый, Том, умеющий смеяться и шутить, обладающий даром доставлять удовольствие. Том, с которым она познакомилась на первом курсе колледжа, когда его команда играла в Сан‑Франциско и она совершенно случайно попала на игру, а потом на вечеринку, где кто‑то знал кого‑то из команды... Безумие. И счастье. С ней никогда такого раньше не случалось. Она влюбилась с первого взгляда в восемнадцать лет. И в кого? В футболиста. Сначала ей казалось это смешным. Футболист. Но он не был похож на обычного футболиста. Он был особенным, этот Том Харпер, – любящим, теплым, беспредельно вдумчивым. Том, чей отец был шахтером в Пенсильвании, а мать служила официанткой, чтобы дать сыну возможность окончить школу. Том, который подрабатывал во время летних каникул днями и ночами, чтобы попасть в колледж, и в конце концов добился этого с помощью футбольной стипендии. Он стал звездой. Потом чем‑то вроде национального героя. Том Харпер. Она познакомилась с ним, когда он был звездой. Том...

– Привет, Принцесса. – От его взгляда по телу заструилось тепло.

– Привет. – Она почувствовала неловкость. Привет... Единственное, что ей пришло на ум. Да, но что она могла сказать в тот момент, однако что‑то настойчиво шевельнулось у нее внутри. Почему‑то захотелось отвернуться. Его сверкающие голубые глаза преследовали ее, смущали. Когда их взгляды встречались, ей казалось, что она смотрит на солнце.

– Ты живешь в Сан‑Франциско? – Том улыбался ей с высоты своего неимоверного роста.

Быстрый переход
Мы в Instagram