Изменить размер шрифта - +
О местной жизни и обычаях они знали не понаслышке.

Вечерами, собравшись вокруг костров, они вели долгие беседы. Обсуждали офицеров, начиная с генерала Кастера и кончая командирами рот. Крейг был удивлен, насколько непопулярен генерал среди своих подчиненных. Его младшего брата, Тома Кастера, командующего третьей ротой, любили куда как больше, но самым ненавистным среди всех был капитан Эктон. Крейг разделял эти антипатии. Эктон был выходцем из богатой семьи, что жила на востоке, и стал военным уже после Гражданской войны. Типичный карьерист, он вот уже на протяжении десяти лет был тенью генерала Кастера. Тощий, с узким жестоким лицом и злобно поджатыми губами, он производил самое неприятное впечатление.

– Так, стало быть, сержант, – сказал Эктон, – это и есть ваша пленница? Давайте выясним, что она знает. Кажется, это вы говорите на языке этих дикарей? – обратился он к Крейгу. Скаут кивнул. – Пусть скажет, кто она такая, к какой группе принадлежит. И где находятся основные силы сиу. Валяйте, спрашивайте прямо сейчас!

Крейг склонился над девушкой. И заговорил на шайеннском, используя не только слова, но и жесты, ибо у равнинных индейцев словарный запас был ограниченным, и, чтоб смысл сказанного стал ясным, надо было подкреплять фразы жестикулированием.

– Скажи мне свое имя, девушка. Тебе не причинят вреда.

– Я зовусь Ветер, Который Говорит Тихо, – ответила она.

Военные стояли вокруг и слушали. Они не понимали ни слова, следили лишь за жестами девушки и скаута. Наконец Крейг поднялся:

– Она сказала, что звать ее Шепот Ветра, капитан. Она из северных шайеннов. Семья ее принадлежит к роду Высокого Лося. Именно их хижины сержант приказал стереть с лица земли сегодня утром. В деревне было десять мужчин, и все они, в том числе и ее отец, отправились охотиться на оленей и антилоп к востоку от Розбад.

– Ну а где сконцентрированы племена сиу?

– Она говорит, что не видела никаких сиу. Ее семья пришла с юга, из‑за реки Танг. С ними были и другие шайенны, но неделю тому назад они расстались. Каждый пошел своей дорогой. Высокий Лось предпочитает охотиться один.

Капитан Эктон взглянул на перебинтованное бедро девушки, потом наклонился и сильно сдавил ее ногу пальцами. Девушка скрипнула зубами от боли, но не проронила ни стона.

– Это ее маленько взбодрит, – сказал Эктон.

Сержант заржал. Крейг взял капитана за запястье и отвел его руку.

– Не поможет, капитан, – заметил он. – Она рассказала мне все, что знает. И если сиу нет на севере, откуда мы пришли, и нет на юге и на востоке, они могут быть только на западе. Так и передайте генералу.

Капитан Эктон выдернул руку с таким брезгливым видом, точно скаут был заразным. Затем выпрямился, достал из кармашка серебряные часы и глянул на циферблат.

– Генерал сейчас ужинает, – сказал он. – Я должен идти. – Похоже, он потерял всякий интерес к плененной девушке. – Сержант, когда совсем стемнеет, отведете ее в прерии и прикончите там.

– А вы не будете против, если мы прежде маленько позабавимся с этой шлюхой? – спросил сержант Брэддок.

Мужчины одобрительно рассмеялись. Капитан Эктон взлетел в седло.

– Если честно, сержант, мне плевать, чем вы там будете с ней заниматься.

И с этими словами он ускакал к палатке генерала Кастера, расположенной в самом начале лагеря. Остальные последовали его примеру. Сержант Брэддок наклонился к Крейгу и заметил с грязным смешком:

– Береги ее, парень. Мы еще вернемся.

Крейг побрел к ближайшему фургону полевой кухни, взял тарелку с солониной, кукурузными лепешками и бобами, нашел короб из‑под амуниции, уселся на него и стал есть. И тут ему вспомнилась мать, как пятнадцать лет тому назад она сидела и читала ему из Библии в сумеречном свете одинокой свечи.

Быстрый переход
Мы в Instagram