Изменить размер шрифта - +

Пламенные взгляды солнечными зайчиками запрыгали по моим выпуклостям.

— Но покупные подписчики — это дутый факт, они быстро разбегутся, если на ваших страничках не будет реально классных постов. Так что генерите гениальный контент, и тогда к вам быстро налипнут уники, — посоветовал интернет-спец.

— Уники — это уникальные посетители, не боты. Уникальные — это значит реальные люди, боты — нереальные, типа вымышленных, — объяснила я Трошкиной, которая прежде брезговала соцсетями.

Она у нас натура тонкая, одухотворенная, тяготеющая к роскоши живого человеческого общения и вечной классике. Она даже книжки электронные не читает, покупает бумажные, хотя они куда дороже.

— А боты при чем? — спросила Алка, когда мы оставили Марка. — Фуд-блогеры — они же на еде специализируются, а не на обуви?

— Трошкина, как же так? Ты такая умная и такая темная! — вздохнула я. — Мне страшно делается при мысли о том, какую стремительную эволюцию придется совершить тебе всего за неделю!

— Ты имеешь в виду нашу с Зямой свадьбу? — Алка трогательно порозовела щечками.

Я посмотрела на нее с жалостью:

— Какую эволюцию ты видишь в превращении свободной самодостаточной женщины в жалкую рабу эгоистичного, самовлюбленного, наглого и беспринципного типа?

— Да, я тоже очень люблю твоего брата, — хмыкнула Трошкина. — Но твоя агрессивная феминистская позиция кажется мне проигрышной. Что у вас с Денисом происходит, кстати говоря?

— Это вовсе не кстати, не переводи стрелки. — Я нахмурилась. — С майором Кулебякиным у нас холодная война и гонка вооружений. Он ищет способы принудить меня к замужеству, я без устали отстреливаюсь… Вернемся к нашим ботам!

— Вернемся, — согласилась подружка.

Она девушка деликатная и понимает, что на больные мозоли лучше лишний раз не наступать.

Отбросив ненужные мысли о личном, мы засели за работу и к вечеру набросали план блиц-крига — стремительной победоносной кампании по превращению Индии Кузнецовой и Аллы Трошкиной в фуд-блогеров-стотысячников.

Мы решили, что для начала заявим о себе в двух популярных соцсетях — в Инстаграме и на Фейсбуке, причем по-сестрински поделим аудиторию. Алка как девушка милая и благонравная станет чинно и благородно писать для старых дев, домохозяек и мамочек с детьми, а я буду культивировать идейно близкий мне имидж продвинутой оторвы.

— Набросаем план постов на ближайшие дни, — предложила я.

И мы набросали.

— О! Это будет бомба! — воодушевился Жаник, получив от меня задание подготовить иллюстрации к моим будущим публикациям «Кофе в постель», «Путь к сердцу мужчины» и «Лучшие перекусы для нудистского пляжа». — Пожалуй, я тоже на тебя подпишусь!

Я подпихнула локтем Трошкину.

Она поморщилась.

Ей, видите ли, казалось, что мои темы слишком вызывающие. Она-то запланировала сенсационные публикации «Любимый завтрак Джен Эйр», «Слоеный торт в микроволновке» и «Секрет морковного сока». По-своему тоже интересно, но с нудистским пляжем, согласитесь, не сравнить.

Набросав план постов, я задумалась, а не пора бы нам как следует подкрепиться, но тут налетело начальство.

— Кузнецова, ты вообще в курсе ЧП с покером?! — Тяжело дыша, в редакторскую сунулся наш режиссер Вениамин, известный также как Веник и Вентилятор.

Прозвища отражают Венин характер: он у нас знатное трепло, великий паникер и неутомимый разносчик слухов.

— Что за ЧП? — поинтересовалась я, в противовес нервозному Венику храня нордическую невозмутимость.

Быстрый переход
Мы в Instagram