Изменить размер шрифта - +
Ну а младший мой брат Иннес составит мне прекрасную компанию, благо два года службы в королевском фузилерском полку сотворили с юношей настоящее чудо. Нынче вечером в «Гаррике», когда он так рьяно бросился защищать меня, мне показалось, что Иннес живо напоминает того пылкого юнца, каким я сам был лет десять назад. Тогда мне выпал случай совершить краткое путешествие в обществе одного человека, о котором я по сию пору храню несравненные, самые яркие в моей жизни воспоминания…
     Наш поезд отправляется в Саутгемптон с первыми лучами, корабль отплывет завтра в полдень. Жду не дождусь целой недели ничем не тревожимого, мирного отдохновения.
     А до тех пор дневник…
     
     — Иннес, живо отдай эти чемоданы носильщику, на то он здесь и находится! Не зевай!
     — У нас еще уйма времени, Артур, — заметил Иннес, поднимая чемодан.
     — Нет, не этот чемодан, в нем моя корреспонденция, не упускай его из виду…
     — Я прекрасно знаю, где что находится… Пожилой носильщик взвалил первый кофр на свою тележку.
     — Нас должен дожидаться экипаж, багаж нужно доставить к нему. Эй, носильщик, поосторожнее, этот ящик битком набит книгами!
     Выкрикнув это, он отвел Иннеса в сторону.
     — Дай этому малому полкроны, ни пенни больше, эти стариканы вечно устраивают показуху из борьбы с узлами да чемоданами. Черт возьми, где же Ларри?
     — Поезд только что прибыл, Артур, — напомнил Иннес.
     — И он, чтоб ему провалиться, должен был ждать нас здесь, на платформе. На кой черт было отправлять его днем раньше, если он не в состоянии найти…
     — Сэр! Эй, сэр! Мы здесь!
     Помахав рукой, Ларри поспешил к ним от вокзального входа.
     Дойл бросил взгляд на часы и проворчал:
     — Мы прибыли десять минут тому назад. Вовремя, по расписанию. А между прочим, суда тоже отплывают по расписанию и не ждут опоздавших.
     — Послушай, Артур, до отплытия еще целый час. А вон и пароход! Думаю, что можно не беспокоиться…
     Иннес указал на Королевский пирс, где на фоне серого, низко висящего неба выделялись массивные двойные красные трубы «Эльбы».
     — Я успокоюсь только тогда, когда мы окажемся на борту, в своей каюте, а наш багаж будет надежно уложен в трюме, и ни мгновением раньше, — заявил Дойл, проверяя, в третий раз с момента выхода из поезда, билеты и паспорта.
     — А ты, похоже, и вправду беспокойный путешественник, — заметил Иннес с ухмылкой, приберегавшейся для тех случаев, когда поведение старшего брата казалось младшему нелепым.
     — Валяй, смейся. Вот опоздаешь на поезд или на пароход — тогда посмотрим, покажется ли тебе все это таким забавным. Представь, путешественника всегда подстерегает уйма препон, и любая оплошность может помешать ему добраться до места назначения. Прибытие куда-то вовремя не есть вопрос везения: это просто акт воли. А все, что противоречит этому, равносильно приглашению во вселенную хаоса, неразборчиво громоздящую на тебя все несчастья — правда, они вовсе не нуждаются в приглашениях…
     — Сэр, вот и мы.
     — Боже милостивый, Ларри, где ты был? Мы уж сто лет как прибыли.
     — Прошу прощения. Сегодня выдалось сумасшедшее утро, — пропыхтел приземистый мужчина; ему пришлось пробираться навстречу основному потоку пассажиров.
Быстрый переход
Мы в Instagram