Изменить размер шрифта - +
Пить страсть как охота, – подхватил Стоеросов.

Про квас я совсем забыл. Еще утром Маша ходила с двумя бидонами в палатку на углу, где в дождливую, прохладную погоду квас бывал всегда.

Я принес с кухни бидон с пятью большими пивными кружками.

– О! – обрадовался шеф, потирая руки. – Вот это по‑нашему!

– За успех нашего предприятия! – провозгласил Стоеросов.

– Всегда бы так, – крякнул Мокроносов, – а то приходится пить всякую гадость…

– Ну, ублажил, соседушка, – расплылась в улыбке тетя Клава. – Где брал‑то, у Кузьминишны? – Я кивнул. – Ну и правильно. Женщина совестливая, разбавляет самую малость.

Наступило молчание, которое прервал Евграф Юрьевич:

– Результаты эксперимента обрабатываются в Научном центре при Совете Большого Колеса. Окончательных выводов, по‑моему, придется ждать еще долго. Как частное лицо возьму на себя смелость сделать некоторые прогнозы. Начну с того, что результаты превзошли все ожидания. Утверждаю это, даже не зная окончательных выводов. Ведь вам, кажется, не сообщали о цели эксперимента?

– Нет, почему же, сообщали. Изучение реакции среднего жителя Земли на шестое чувство, на телепатию.

Евграф Юрьевич снисходительно улыбнулся.

– Да нет, это – частная цель. Незначительная. Главное – выяснение способности и готовности земного человечества к контакту с высокоразвитыми цивилизациями. Верно, эта способность изучалась на примере типичного землянина, то есть на вашем, уважаемый коллега. Истинный смысл эксперимента до вас доведен не был. Что ж, может, это и правильно… Так вот, большинство наших ученых склонялись к мысли, что вечные дрязги, войны, социальные потрясения и сравнительно низкий уровень жизни поглощают всю энергию землян и отвращают их взоры от космоса. Иными словами, ваша готовность к вступлению в контакт с нами еще очень невелика. Но причина не в отсталости технических средств и науки в целом. Нет, причина – в неготовности вашего сознания к мирному – повторяю: мирному! – сотрудничеству. Вы все еще «играете в войну», словно драчливые мальчишки. Вы не доросли до разумной, созидательной деятельности в масштабах Галактики. Так наши ученые считали до эксперимента. Эксперименту надлежало подтвердить такую точку зрения, чтобы на многие тысячи, на десятки тысяч лет отложить попытку войти в контакт с человечеством. Ваша, Николай Николаевич, реакция на способность читать чужие мысли должна была окончательно убедить немногих сторонников контакта с землянами в низменности помыслов среднего жителя вашей планеты, а значит, и всего человечества. Но прогнозы, по‑моему, оказались неверны. Вам суждено было нарушить все планы наших ученых.

– Мне?! Поверьте, я не хотел…

Шеф поморщился.

– Минуточку, Николай Николаевич, я еще не кончил. Так вот, сначала эксперимент не выходил за предначертанные рамки, однако затем круто свернул в сторону. Но по порядку. Вернувшись на Землю, вы поспешили дать волю своей новой способности. Сначала дома, потом на работе и в метро вы взахлеб читали чужие мысли. И так несколько дней. Вреда вы этим никому не приносили, но и пользы тоже. Щекотали себе нервы. Словом, использовали дар телепатии в эгоистических целях. На такой эффект и рассчитывали наши специалисты‑социологи. Из того же разряда и ваша авантюра с шахматами. Но вот судьба заносит вас на Авиамоторную – и начинается цепь событий, для нас неожиданных. В истории с майором Прониным нет ни малейшей доли нашего участия, наоборот, мы всячески пытались не допустить, чтобы вы впутались в это дело. Помните стаю верблюдов? Фантома в морковном свитере? С органами лучше не связываться! Мы боялись, что придется вытаскивать вас из какой‑нибудь скверной истории, а активное вмешательство для нас нежелательно.

Быстрый переход