Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Господин президент. – Это был голос специального агента Андреа Прайс.

– Да? – отозвался Райан, не отворачиваясь от окна. Позади него – он видел отражение в стекле – стояли шесть других специальных агентов Секретной службы с оружием в руках, чтобы не подпускать посторонних к президенту. За дверью находились сотрудники Си‑эн‑эн, толпившиеся там отчасти из‑за профессионального интереса – в конце концов, они работали в службе новостей, – но главным образом из‑за простого человеческого любопытства, поскольку прямо перед ними развёртывалась история. Они думали о том, что значит находиться там, в здании Капитолия, и никак не могли понять, что такие события являются одинаковыми для всех. Столкнувшись с тяжёлой автомобильной катастрофой или внезапной серьёзной болезнью, не готовый к этому человеческий разум замирал и пытался понять непостижимое – и чем более серьёзным было испытание, тем труднее он приходил в себя. Однако люди, подготовленные к подобным критическим моментам, знали, что существует порядок, которому нужно следовать.

– Сэр, нам нужно увезти вас отсюда…

– Куда? В безопасное место? А где оно? – спросил Джек и тут же молча упрекнул себя в жестокости заданного вопроса. По меньшей мере двадцать агентов сгорели в гигантском погребальном костре в миле отсюда, и все они были друзьями и сослуживцами тех мужчин и женщин, которые стояли в буфете телевизионной компании рядом со своим новым президентом. Он не имеет права изливать на них свою горечь.

– Где моя семья? – спросил Райан через мгновение.

– В казармах морской пехоты, на углу Восьмой улицы и Ай‑авеню, как вы приказали, сэр.

Да, хорошо тому, кто способен докладывать о выполнении приказов, подумал Райан и кивнул. Хорошо и то, что он знает о том, что его приказы выполнены. По крайней мере хоть что‑то он сделал правильно. Может быть, удастся так же поступать и дальше?

– Сэр, если это была часть организованного…

– Нет, не была. Разве в действительности так происходит, Андреа? – перебил Райан. Он с удивлением заметил, как устало звучит собственный голос, и тут же вспомнил, что изнеможение от шока и стресса наступает быстрее, чем от самой напряжённой физической нагрузки. У него даже не осталось сил, чтобы встряхнуться и попытаться взять себя в руки.

– Может произойти, – настойчиво повторила специальный агент Прайс.

Пожалуй, она права, подумал Райан.

– И как мне следует поступить? – спросил он.

– Операция «Наколенник», – ответила Прайс, имея в виду Воздушный командный пункт, используемый в чрезвычайных ситуациях – переоборудованный «Боинг‑747», находящийся на авиабазе ВВС Эндрюз. На мгновение Райан задумался над предложением, затем отрицательно покачал головой.

– Нет, я не имею права бежать. Думаю, мне нужно вернуться обратно. – Президент Райан показал на пылающие развалины Капитолия. – Разве моё место не там?

– Нет, сэр, это слишком опасно.

– Но моё место там, Андреа.

Он уже мыслит как политический деятель, разочарованно подумала Андреа.

Райан увидел выражение её лица и понял, что должен объяснить свои действия. Однажды он узнал кое‑что, возможно, единственное, к чему можно прибегнуть в данном случае, и эта мысль мелькнула у него в голове подобно молнии.

– Это обязанность руководителя, – сказал он. – Меня научили этому в Куантико, в школе морской пехоты. Солдаты должны видеть своего командира, понимать, что он исполняет свои обязанности, что он не бросил их в самый ответственный момент. – А для меня это важно ещё и потому, чтобы убедиться, что всё это происходит на самом деле, что я действительно президент, подумал он.

Быстрый переход
Мы в Instagram