Изменить размер шрифта - +

     Мегрэ вернулся к себе, сел за стол и вновь занялся работой над рапортом, в которой не было ничего увлекательного. Отопление, похоже, сломалось, потому что батареи никогда еще не были такими обжигающими, а в трубах слышались тревожные звуки. Комиссар чуть не встал, чтобы повернуть рычажок выключателя, но у него не хватило смелости, и он протянул руку к телефону.
     Мегрэ собирался позвонить в универмаг "Лувр" и узнать фамилию старшего продавца отдела игрушек. Но, если он это сделает, не спросят ли там, с чего бы это полиция заинтересовалась их сотрудником? Не причинит ли Мегрэ этим звонком вред своему посетителю? Он поработал еще немного, а потом почти машинально снял трубку.
     - Вы можете соединить меня с доктором Стейнером, живущим на площади Данфер-Рошро?
     Меньше чем через две минуты зазвонил телефон.
     - Доктор Стейнер у аппарата.
     - Простите за беспокойство, доктор... Это Мегрэ...
     Да, комиссар уголовной полиции. Насколько мне известно, вы недавно принимали пациента по имени Ксавье, фамилию я запамятовал...
     Врач на том конце провода, похоже, тоже не мог вспомнить.
     - Он работает в отделе игрушек. Главным образом продает электрические поезда... Он якобы ходил к вам убедиться, что не сошел с ума, а затем заговорил с вами о своей жене...
     - Секундочку, пожалуйста. Я должен свериться с моими карточками.
     Мегрэ услышал, как он кому-то говорит:
     - Мадемуазель Берта, будьте так любезны...
     Должно быть, врач отошел от аппарата, потому что конца фразы комиссар не услышал. Тишина на линии длилась долго, и Мегрэ подумал, что их разъединили.
     Судя по голосу, Стейнер был человеком холодным, очевидно, тщеславным и, уж во всяком случае, уверенным в собственной значимости.
     - Могу я вас спросить, комиссар, по какой причине вы мне позвонили?
     - Этот господин только что побывал в моем кабинете и ушел до того, как мы закончили разговор. Разговаривая с ним, я случайно порвал на мелкие кусочки карточку, на которой была записана его фамилия.
     - Вы его вызывали?
     - Нет.
     - В чем его подозревают?
     - Ни в чем. Он пришел по собственной инициативе поведать свою историю.
     - Что-то случилось?
     - Не думаю. Он рассказал мне о некоторых опасениях, которыми, как мне кажется, он поделился и с вами...
     Только один врач из сотни бывает так мало расположен к сотрудничеству с полицией, и надо же было Мегрэ наткнуться именно на такого...
     - Полагаю, - заявил Стейнер, - что профессиональная этика не позволяет мне разглашать...
     - Доктор, я не прошу вас выдавать врачебную тайну. Я прошу вас просто сказать мне фамилию этого Ксавье. Я мог бы ее узнать немедленно, позвонив в универмаг "Лувр", где он работает, но подумал, что, действуя таким образом, могу повредить его репутации в глазах начальства.
     - Это действительно возможно.
     - Также мне известно, что он живет на авеню Шатийон, и мои люди, расспрашивая консьержек, придут к тому же результату. Таким образом мы можем причинить вашему пациенту вред, спровоцировав нежелательные сплетни и слухи.
     - Понимаю.
     - Так что?
     - Его фамилия Мартом. Ксавье Мартон, - с неохотой ответил невропатолог.
Быстрый переход
Мы в Instagram