Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

   В конце месяца, когда июньские розы цветут во всей своей расточительной
роскоши, если я буду чувствовать себя хорошо, я через Робби  договорюсь  с
тобой о встрече в каком-нибудь тихом чужом городке, вроде Брюгге,  который
много лет назад очаровал меня своими серыми домиками, зелеными каналами  и
своим прохладным спокойствием. На это время тебе  нужно  будет  переменить
имя. Если ты хочешь увидеть меня, тебе придется отказаться  от  маленького
титула, которым ты так кичился, - хотя благодаря ему твое  имя  и  вправду
звучало, как название цветка; но и мне, в  свою  очередь,  тоже  предстоит
расстаться с моим именем, некогда столь благозвучным в  устах  Славы.  Как
ограничен, мелок, как немощен для своего бремени нынешний век!  Успеху  он
может воздвигнуть дворец из порфира, а для Горя и Позора у него  нет  даже
крытой хворостом хижины, где они смогли бы  приютиться;  и  мне  он  может
предложить только одно - сменить мое имя на какое-то другое,  в  то  время
как даже средневековье подарило бы мне монашеский  капюшон  или  тряпичное
забрало прокаженного и я скрыл бы свое лицо и был бы спокоен.
   Я надеюсь, что наша встреча будет такой,  как  подобает  быть  нашей  с
тобой встрече после всего, что произошло. В  прежние  времена  между  нами
всегда была пропасть еще более широкая, созданная совершенством  Искусства
и приобретенной культурой, но теперь между нами пролегла еще более широкая
пропасть - бездна Горя, но нет ничего невозможного для Смирения, и  Любовь
все превозмогает.
   Что касается письма, которое ты мне пришлешь в ответ на это, пусть  оно
будет  длинным  или  коротким,  как  тебе  угодно.  Надпиши  на  конверте:
"Начальнику тюрьмы Ее Величества,  Рединг".  Внутрь,  в  другом  конверте,
вложи твое письмо ко  мне;  и  если  бумага  у  тебя  слишком  тонкая,  не
исписывай ее с обеих сторон - другим трудно будет  читать.  Я  писал  тебе
совершенно раскованно. Ты можешь ответить мне так же. Мне необходимо знать
одно - почему ты ни разу не попытался написать мне,  хотя  уже  в  августе
позапрошлого года и позже,  в  мае  прошлого  года  -  с  тех  пор  прошло
одиннадцать месяцев, - ты безусловно  знал  и  давал  понять  другим,  что
знаешь, как ты заставил меня страдать и  как  я  чувствую  это.  Месяц  за
месяцем я ждал вестей от тебя. Но даже если бы я  не  ждал,  а  закрыл  бы
перед тобой двери, ты должен  был  бы  помнить,  что  невозможно  навсегда
затворить дверь перед лицом Любви. Судья неправедный  в  Писании  в  конце
концов встает и изрекает справедливый приговор, потому что  Справедливость
ежедневно приходит и стучит в  его  дверь;  и  друг,  в  чьем  сердце  нет
истинной дружбы, дает ночью хлеб своему другу "по  неотступности  его".  В
целом мире нет такой тюрьмы, куда Любовь не смогла бы пробиться.  Если  ты
не понял этого, ты ничего не знаешь о Любви. Затем сообщи мне все о  твоей
статье для "Меркюр де Франс". Отчасти я ее уже знаю. Лучше будет, если  ты
процитируешь некоторые места. Она ведь уже набрана.
Быстрый переход
Мы в Instagram