Изменить размер шрифта - +

     Маячившая  впереди полоска рассвета осветила очертания береговой линии.
Но когда  они добрались до входа  в гавань Рио-де-ла-Ача, уже  пробило  семь
склянок, а солнце стояло высоко на траверзе левого борта.
     Когда  корабль подыскивал место для  стоянки на якоре, уставший от всех
волнений Тим услышал распоряжение Блада, следовавшего за ним, как тень:
     -- Прикажите отдать якорь.
     Шкипер повиновался. Послышался скрип кабестана, и "Цапля" бросила якорь
на расстоянии четверти мили от мола.
     -- Вызовите всех на шкафут.
     Когда  все шесть  человек,  составляющие  экипаж  брига,  очутились  на
шкафуте, последовала очередная инструкция Блада.
     -- Прикажите им открыть люк.
     Приказ тотчас же был выполнен.
     --  Теперь прикажите  им  спуститься  в трюм.  Скажите, что  туда будут
укладывать груз.
     Это распоряжение  удивило матросов, но они беспрекословно повиновались.
Как только последний из них исчез в темноте, Блад вновь обратился к шкиперу.
     -- Теперь будьте любезны присоединиться к ним, Тим.
     Это переполнило чашу терпения шкипера.
     -- Ну, знаете, капитан!
     -- Немедленно спускайтесь вниз, -- повторил Блад.
     Почувствовав во властном тоне  и в холодном блеске  синих глаз  корсара
смертельную угрозу, Тим прекратил сопротивление и покорно полез в трюм.
     Следовавший  за  ним  капитан Блад с  трудом  подтащил  к люку  тяжелую
деревянную   крышку  и   прикрыл   ею  отверстие,  не  обращая  внимания  на
доносившиеся снизу негодующие вопли.
     Эти звуки пробудили мистера Ферфакса от глубокого сна,  а донью Исабелу
от тяжелого забытья.
     Мистер Ферфакс, сразу же поняв, что они стали на якорь, и  с удивлением
подумав, что он, может быть, проспал целые сутки,  слез с койки  и, шатаясь,
заковылял к иллюминатору. Однако иллюминатор был обращен в сторону открытого
моря,  поэтому  ему удалось увидеть  только зеленую,  покрытую  рябью воду и
несколько лодок. Следовательно, они находились в гавани. Но в какой  гавани?
Было невозможно, чтобы  они  уже добрались до  Картахены.  Но,  если  это не
Картахена, то куда же их черт принес?
     Ферфакс все еще задавал себе этот вопрос, когда его  внимание привлекли
звуки,  доносившиеся  из  каюты  напротив.  Он  услышал  протестующий  голос
Алькатраса.
     -- Капитан приказал не выпускать вас из каюты, мэм.
     Донья Исабела, увидевшая  из  своего иллюминатора, выходящего на другой
борт брига, мол Рио-де-ла-Ача, не понимая,  как они тут очутились, бросилась
из  каюты,  объятая  страхом,  но  у  входа  ее  задержал  решительный негр,
воспрепятствовавший ее бегству и повергший ее в отчаяние.
     -- Пожалуйста,  Алькатрас! Пожалуйста, -- вырвав  из  волос  вплетенные
туда жемчужины, девушка протянула их стюарду.
     -- Я отдам тебе их, Алькатрас, если ты позволишь мне пройти.
Быстрый переход