Loading...
Изменить размер шрифта - +

     -- Virgin Santissima![4] Вы знаете это?
     -- С  благоразумием, заслуживающим всяческой похвалы,  вы  положили ваш
патент в  карман,  когда ваш  корабль пошел  ко  дну. С  не менее похвальным
благоразумием  я  обыскал ваш костюм  вскоре  после  того, как принял вас на
борт. В нашей профессии не приходится быть разборчивым.
     Но это простое объяснение еще более удивило испанца.
     --  И, несмотря на  это, вы не только  лечите меня, но и в  самом  деле
везете  в Сан-Доминго! --  Выражение его лица внезапно  изменилось. --  Ага,
понимаю. Вы рассчитываете на мою признательность...
     -- Признательность? --  прервал его  капитан Блад и рассмеялся.  -- Это
последнее  чувство,  на которое я  стал бы рассчитывать. Я  вообще,  сеньор,
рассчитываю только  на себя. Как  я уже сказал вам,  я ничего не боюсь. Ваша
благодарность относится к врачу, а не к пирату, поэтому на нее не приходится
особенно  надеяться. Не тревожьте себя проблемой выбора  между долгом  перед
вашим королем  и мной. Я  предупрежден,  и  этого для меня достаточно. Спите
спокойно, дон Иларио.

     1 Сент-Винсент -- пролив и остров (один из Малых Антильских островов) в
Карибском море.
     2  Сан-Доминго  --  столица   испанской  части   острова  Гаити   (ныне
Доминиканской Республики).
     3 Эспаньола -- испанское название Гаити.
     4 Пресвятая Дева! (лат.)

     И Блад удалился, оставив испанца окончательно сбитым с толку.
     Выйдя на  шкафут[1], где слонялось без дела несколько десятков пиратов,
он заметил, что небо уже не так чисто и безоблачно, как раньше.
     Погода вообще стала  неустойчивой после урагана, разразившегося  десять
дней назад и забросившего дона  Иларио с его тремя  попутчиками на скалистый
островок, откуда они были взяты на борт "Сан-Фелипе". В результате постоянно
сменяющих друг друга штормов и штилей  фрегат  все  еще находился в двадцати
милях от Саоны[2]. Корабль еле-еле полз по  яркофиолетовым,  точно смазанным
маслом, волнам; паруса его то надувались, то повисали. Видневшиеся невдалеке
по правому борту гористые берега Эспаньолы сейчас растаяли в туманной дымке.
     --  Надвигается  очередной шквал, капитан,  -- сказал Бладу стоящий  на
корме   штурман[3]  Чеффинч.  --  Я  начинаю  сомневаться,   что  мы  вообще
когда-нибудь доберемся до Сан-Доминго. Мы взяли на борт Иону[4].
     Чеффинч не обманулся  в  своих предположениях. В полдень с запада подул
сильный  ветер,  вскоре перешедший в  шторм. Никто из команды не сомневался,
что раньше  полуночи им  не добраться до  Сан-Доминго.  Под потоками  дождя,
раскатами  грома,  захлестывающими  палубу волнами  "Сан-Фелипе"  боролся  с
бурей, отбросившей его к  северо-западу. Шторм терзал  корабль  до рассвета;
лишь после  восхода солнца  море  относительно успокоилось, и фрегат подучил
возможность  потихоньку  зализывать  раны.  Кормовые  поручни  и  вертлюжные
пушки[5] снесло  за  борт;  ветер сорвал с  утлегаря[6] одну из лодок,  и ее
обломки запутались в носовых цепях.
Быстрый переход