Loading...
Изменить размер шрифта - +
  Кормовые  поручни  и  вертлюжные
пушки[5] снесло  за  борт;  ветер сорвал с  утлегаря[6] одну из лодок,  и ее
обломки запутались в носовых цепях.
     Однако наибольшей  неприятностью была  треснувшая гротмачта[7], которая
стала не  только  бесполезной, а  даже угрожающей целости фрегата.  В то  же
время шторм продвинул их  ближе к цели. Меньше чем  в пяти милях[8] к северу
находился Эль-Росарио, за которым лежал  Сан-Доминго. В водах этой испанской
гавани, под дулами пушек форта, дон Иларио ради собственной безопасности был
вынужден давать Бладу необходимые указания.

     1 Шкафут -- участок палубы корабля между фок- и гротмачтами.
     2 Саона -- островок у юго-восточного побережья Гаити.
     3 Штурман -- помощник капитана по судовождению.
     4 Пророка Иону, поступившего вопреки воле Бога, моряки бросили за борт,
чтобы утихомирить бурю (Библия, Книга Ионы, глава I).
     5  Вертлюжные пушки -- палубные орудия,  вращающиеся вокруг собственной
оси.
     6 Утлегарь -- участок носового отдела рангоута парусного корабля.
     7 Грот-мачта -- вторая от носа мачта.
     8 Миля морская -- 1852 метра.

     Ранним  утром  потрепанный  бурей корабль  с  едва  колеблемыми  легким
ветерком парусами  на фок- и бизань-мачтах[1] и без  единого клочка материи,
за  исключением  кастильского  флага на грот-мачте, проплыл мимо  созданного
природой  мола, постепенно размываемого  приливами Осамы[2], и  сквозь узкий
пролив, известный под названием Пасть Дракона, проник в гавань СанДоминго.
     Пройдя восемь саженей[3] вдоль берега, который  образовался, как и мол,
в результате  скопления кораллов, принявшего форму  островка менее  четверти
мили шириной и  около  мили длиной с  небольшой грядой посредине,  где росло
несколько пальм, "Сан-Фелипе" бросил якорь и приветствовал пушечным салютом,
прогремевшим на  всю гавань, Сан-Доминго --  один  из самых красивых городов
Новой Испании.
     Казавшийся ослепительно белым на фоне обрамлявших его изумрудно-зеленых
саванн город изобиловал площадями, дворцами и церквами, словно перевезенными
из  Кастилии и увенчанными шпилем собора, где  хранились останки Колумба. На
белом молу началась суета, и вскоре к  "Сан-Фелипе" направилась позолоченная
двадцативесельная барка,  сопровождаемая  несколькими  лодками, над  которой
развевался красно-желтый флаг Испании.
     Под красным, окаймленным золотом навесом сидел полный смуглый  сеньор в
светло-коричневом костюме из тафты и в широкополой шляпе с пером.
     Тяжело дыша  и обливаясь  потом, он вскарабкался по забортному трапу на
шкафут "Сан-Фелипе".
     Здесь  его ожидали капитан Блад в черном, отделанном серебром костюме и
беспомощно лежащий на  койке дон Иларио, которого вынесли  из каюты, а также
три  других  испанца,  стоящие  вокруг  него.  За  ними  выстроилась шеренга
корсаров,  облаченных  в  шлемы  и латы  и  вооруженных мушкетами  испанских
пехотинцев.
     Но дона Клементе Педросо, отставного губернатора, место которого должен
был занять  дон Иларио,  этот маскарад  не обманул.
Быстрый переход