Изменить размер шрифта - +

     Уведя  собеседников  в сторону  от  надоевшей  темы  войны, Скарлетт  с
увлечением вернулась к их личным делам:
     -- А что  сказала ваша мама,  узнав, что  вас обоих снова исключили  из
университета?
     Юноши  смутились, припомнив,  как встретила их  мать три месяца  назад,
когда они, изгнанные из Виргинского университета, возвратились домой.
     -- Да видишь ли, -- сказал Стюарт, -- она пока еще не имела возможности
ничего сказать. Мы вместе с  Томом уехали  сегодня  из дома рано утром, пока
она не встала, и Том засел у Фонтейнов, а мы поскакали сюда.
     -- А вчера вечером, когда вы явились домой, она тоже ничего не сказала?
     -- Вчера  вечером  нам  повезло. Как раз перед  нашим  приездом привели
нового жеребца, которого ма купила в прошлом месяце на ярмарке в Кентукки, и
дома  все было вверх дном. Ах, Скарлетт, какая это  великолепная лошадь,  ты
скажи отцу,  чтобы  он приехал поглядеть! Это животное еще по дороге едва не
вышибло дух из конюха и чуть не насмерть затоптало двух маминых  чернокожих,
встречавших  поезд  на станции  в  Джонсборо.  А как  раз когда мы приехали,
жеребец только что разнес в щепы стойло,  едва не убил мамину любимую лошадь
Земляничку, и ма стояла в конюшне с целым  мешком сахара в руках -- пыталась
его улестить, и, надо сказать,  не без успеха. Чернокожие  повисли от страха
на стропилах и таращили на ма  глаза, а она разговаривала  с жеребцом, прямо
как с человеком, и он брал сахар у нее из рук. Никто не умеет так обращаться
с лошадьми, как ма. Тут она увидела нас и говорит: "Боже милостивый, что это
вас опять  принесло домой?  Это же не  дети, а  чума египетская!" Но  в  эту
минуту жеребец начал фыркать и лягаться, и ма сказала: "Пошли вон отсюда! Не
видите,  что ли,  --  он  же нервничает,  мой голубок!  А  с  вами  я  утром
потолкую!" Ну, мы легли спать и поутру  ускакали пораньше, пока она в нас не
вцепилась, а Бойд остался ее умасливать.
     -- Как  вы думаете, она вздует  Бойда? -- Скарлетт,  как  и все  жители
графства, просто не могла освоиться  с мыслью, что  "крошка" миссис  Тарлтон
держит  в  ежовых  рукавицах  своих  великовозрастных  сыновей,  а  по  мере
надобности и прохаживается по их спинам хлыстом.
     Беатриса Тарлтон была женщина деловая и несла на своих плечах не только
заботу  о  большой хлопковой плантации, сотне  негров-рабов  и  восьми своих
отпрысках, но вдобавок  еще и управляла самым крупным конным заводом во всем
штате. Нрав у нее  был горячий, и она легко впадала в ярость от бесчисленных
проделок своих четырех сыновей, и если телесные  наказания  для  лошадей или
для негров находились в ее владениях под  строжайшим запретом, то мальчишкам
порка время от времени не могла, по ее мнению, принести вреда.
     -- Нет,  конечно, Бойда она не  тронет. С  Бойдом ма не особенно крепко
расправляется,  потому  как  он самый старший, а ростом не вышел, --  сказал
Стюарт не без тайной гордости за свои  шесть футов два дюйма. -- Мы потому и
оставили  его  дома  объясниться с  ней.
Быстрый переход