Изменить размер шрифта - +
В мерный стук барабанов, задающих ритм гребле, вплелись окрики солдат и скрип

воротов катапульт.

– Посвященные не понадобятся для второго выстрела, – произнес Евенор. – Пусть они перейдут на корму и готовятся направлять силу орихалка.

В тот же миг флот эллинов ощетинился поднятыми рычагами метательных машин.

– Не выдержали, – спокойно произнес командующий. – Да и сухожилья сейчас сырые…

Град камней и объятых пламенем сосудов взметнул водяные столбы в полутора плетрах перед таранами пентер.

– Барабанщик, ускорить ритм! Солдаты – к вороту! Посвященный, передай своим братьям: пусть начинают. Нам пора набирать ход!

Пока армада двигалась медленно, но солдаты уже принялись раскручивать искусно сплетенную из орихалка сеть, свернутую в цилиндр вокруг

магнетического куска железной руды. Когда скорость вращения достигла предела человеческих усилий, служители, вознося молитву Посейдону,

направили огнистое блистание к проложенным под днищем корабля винтам, подобным тем, что качают воду в акведуках Острова.

И пентера прыгнула вперед, словно хищный зверь. Защитный полог затрепетал под ударом встречного ветра, море вспенилось у резавшего волны

тарана… Десять минут такого хода, и силы посвященных иссякнут, но больше времени и не понадобится. Помножив свою массу на скорость,

пентеры, словно нож сквозь масло, пройдут через строй эллинов. Оказавшиеся на пути суда будут сокрушены, остальные понесут урон от стрел и

огнистого сияния.

Остатков инерции хватит на разворот для второй атаки, но, чтобы снова набрать ход, понадобятся весла. Впрочем, попутный ветер позволит

поставить паруса – противник будет слишком дезорганизован, чтобы стрелять из катапульт…

– Второй залп! – скомандовал Евенор, перекрикивая шум разбивающихся о борта волн.

Катапульты ударили практически в упор – с одного стадия уже можно было слышать треск дерева и крики обреченных. Еще немного, и в дело

вступят скорострельные баллисты и лучники…

– Благородный, посмотри! – встревоженный окрик Элассипа застал командующего врасплох. – Во фронте нет ни одной триеры!

Евенор невольно шагнул ближе к борту. Последний залп содрал с нескольких кораблей нехитрую маскировку – легкие доски, делавшие носы монер

шире и выше. Спутать их с ударными кораблями можно было только спереди и только издалека, но этого оказалось достаточно для тактической

ошибки.

Удар придется в пустое место. Пока тараны армады будут крушить бесполезные в бою однорядные суда, триеры атакуют с флангов. Половина пентер

завязнет в ближнем бою раньше времени, и хрупкое тактическое преимущество детей Посейдона будет сломлено численным перевесом эллинов.

– Благородный, – обратился служитель к Евенору, – пентерархи докладывают, что триеры эллинов на флангах выдвигаются вперед.

– Они обходят нас, – произнес Элассип. – Этого нельзя допустить. Мы должны использовать Молот Атланта…

Пентерарх умолк, осознав, что дает советы командующему, но тот не обратил внимания на вопиющее несоблюдение приличий. Миг, которого он ждал

и боялся, – настал. Посейдон решил испытать благоразумие своих сынов, чтобы узнать: достоин ли Остров по-прежнему возвышаться над волнами

Атлантического моря или настало время бездонному сосуду пучин поглотить его вместе с народом, не унаследовавшим божественную мудрость

родителя…

История знала только один случай, когда в помощь армии был призван Молот Атланта.
Быстрый переход