Loading...
Изменить размер шрифта - +
..

Все, чего я хочу, это забрать его. Добраться туда вашим поездом, а обратно – на ближайшем.

– Вы же слышали, Натан, что сказал полковник, – О'Брайен смущенно повернулся к полковнику. – Как вы думаете, сэр, мы не могли бы отослать этого преступника из форта Гумбольдт в Риз‑Сити под вооруженной охраной?

– Это можно, – без колебаний ответил Клэрмонт.

Пирс холодно взглянул на него и процедил сквозь зубы:

– Вы, кажется, говорили, что это не армейское дело?

– Конечно? Но вам я пойду навстречу. Либо так, либо вообще никак, шериф, – он вынул из кармана часы и с раздражением уставился на них. – А что с этими проклятыми лошадьми? Их уже накормили и напоили? О, боже ты мой, если в сегодняшней армии что‑то нужно сделать, то это приходится делать самому. – Он оттолкнул стул и поднялся. – Извините, губернатор, но через полчаса мы отправляемся. Я скоро вернусь.

Полковник вышел.

– Что ж, хоть он и не платит – это делает американский налогоплательщик! А распоряжается всем все равно он. Через полчаса? – Пирс взял О'Брайена под руку и они вновь направились к стойке. – У нас слишком мало времени, чтобы восполнить десятилетнюю разлуку.

– Минутку, джентльмены! – бросил им вдогонку губернатор Фэрчайлд. Он вытащил из портфеля запечатанный пакет. – Вы кое‑что забыли, майор!

– Ах да, конечно! – О'Брайен взял конверт и протянул его Пирсу. Шериф из Огдена просил передать это вам.

Пирс кивнул в знак благодарности и оба пошли к стойке. По пути О'Брайен небрежно окинул взглядом зал и его веселые ирландские глазки ни упустили ни одной детали. За последние пять минут ничего не изменилось, никто не шевельнулся. Казалось, завсегдатаи у стойки и за столом замерли навечно, превратившись в восковые фигуры. Именно в этот момент входная дверь открылась и впустила пять человек, направившихся к отдаленному столику. Они уселись и кто‑то сразу вытащил колоду карт. Никто из них не проронил ни слова.

– Ну и шустрые граждане водятся у вас в Риз‑Сити! – заметил О'Брайен.

– Все шустрые граждане, а в их число я включаю и несколько человек, которым пришлось помогать сесть в седло, отбыли несколько месяцев назад, когда в Комсток Лоуд открыли ту богатую золотоносную жилу. Здесь остались старики и, видит бог – их тоже мало. Здесь мало кто доживает до старости, поскольку люди эти неустойчивые – бродяги да пьяницы. Не подумайте, что я жалуюсь, но в Риз‑Сити шериф, обеспечивающий спокойствие, нужен так же, как на кладбище. – Он вздохнул, взял у бармена нож, вскрыл пакет и вынул из него пачку плохо иллюстрированных объявлений «Разыскивается...» и разгладил их на потрескавшемся зеленом линолеуме, покрывавшем стойку.

– Кажется, особого энтузиазма вы не испытываете, – сказал шерифу О'Брайен.

– Вообще никакого. Большинство преступников успевает прожить в Мексике уже полгода, пока эти фотографии появятся. Кроме того, их очень часто путают и печатают совсем не тех людей.

 

* * *

 

Здание железнодорожной станции в Риз‑Сити находилось в таком же плачевном состоянии, как и салун «Имперского отеля». Позолоченные буквы названия станции «РИЗ‑СИТИ» так облупились и облиняли от непогоды, что стали почти неразличимы. Начальник станции, единственный в Риз‑Сити служащий железнодорожной компании Юнион Пасифик, неизменно находился в задней комнате «Имперского отеля» и упорно поглощал виски, словно оно ему не стоило ни цента. Фактически так оно и было: между владельцем отеля и начальником станции существовало молчаливое дружеское согласие. Хотя все поставки спиртного осуществлялись по железной дороге из Огдена, отель уже три года не получал ни одного счета за оплату этих перевозок.

Быстрый переход