Изменить размер шрифта - +
Богиня Афина помрачила его ум, он перебил весь скот греков и, придя в себя,

покончил с собой еще до взятия Трои>! Воины Итаки! Вперед!
     Мы встретили копьями греков, возглавляемых Аяксом, не пытаясь пронзить их доспехи, а всего лишь оттесняя со ступенек к их товарищам. Падая,

они скатывались вниз. Эней бросился навстречу Аяксу, ударив его мечом в щель между шлемом и латным воротником и сбросив с лестницы.
     Греки снова устремились вперед и снова были отброшены. Многие троянцы пали, не будучи защищенными от греческих дротиков, но нас оставалось

еще достаточно много, чтобы оборонять лестницу перед входом. Думаю, Эней, Полит и я втроем могли бы продержаться несколько часов.
     Дюжине греков удалось пробиться наверх, но все они полегли, чтобы больше никогда не подняться. Ступеньки были завалены трупами, но греки во

главе с Аяксом продолжали атаковать нас, топча тела своих товарищей.
     - Не понимаю, - бормотал Эней, нанося удары мечом. - Где Одиссей? Я бы с радостью умер, если бы мне удалось сначала пронзить его лживую

глотку!
     Словно в ответ на его слова, из дворца донесся страшный вопль. В следующий момент к нам подбежал Агав с бледным лицом и выпученными

глазами.
     - Греки ворвались сзади! - крикнул он. - Мы пропали!
     Приказав Политу оборонять вход с его людьми, Эней и я бросились во дворец. Поднявшись по лестнице и пробежав по коридору, мы оказались у

входа в красный зал и застыли с криком гнева и ужаса при виде того, что представилось нашим глазам.
     Одиссей с двумя десятками греков только что ворвались в комнату. На пути у них стоял царь Приам, подняв тяжелый меч; его мрачное старческое

лицо пылало решимостью отчаяния. Меч опустился, отскочив от шлема Одиссея.
     С громким смехом грек нанес ответный удар. Старый царь рухнул, как подкошенный, с клинком, застрявшим у него в груди.
     Эней с яростным криком ринулся вперед; я последовал за ним. Сражаясь как безумные, мы пересекли порог как раз в тот момент, когда Одиссей

поднял с пола за волосы царицу Гекубу и отсек ей голову одним ударом меча <Согласно мифам, Приама и Гекубу убил не Одиссей, а Неоптолем, сын

Ахилла и Деидамии, который, мстя за отца, не щадил ни стариков, ни женщин, ни детей>.
     Схватив жалобно кричащих Андромаху, Поликсену и Кассандру, греки поволокли их прочь. Эней пробился в угол, где съежился его маленький сын

Асканий, посадил его к себе на плечи и повернулся, сражаясь как лев. Мальчик обхватил ручонками шею отца. Эней крикнул мне, что нам остается

только спасать самих себя, если это возможно. Одиссей и еще два грека свалились на пол под ударом его меча.
     Я продолжал сражаться, пытаясь пробиться к двери.
     На моем пути оказывались простые солдаты - для их длинных копий не было места, поэтому я легко разил их мечом. Они прыгали на меня,

стараясь повалить на пол, но я удержался на ногах и выбежал в коридор.
     Я видел Эфру и Климену, служанок Елены, в руках греческих воинов. Саму Елену, несомненно, еще раньше увел Менелай, подняв ее с постели.
     К счастью, греки еще не добрались до верхнего коридора. Преисполненный надежды, я побежал в дальний конец и ворвался в свои покои.
     - Гекамеда! - позвал я и тут же увидел ее, стоящую на коленях в центре комнаты, воздев руки к небесам.
     - Я думала, тебя убили, - простонала она, - и хотела бежать!.
Быстрый переход
Мы в Instagram