Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Так это неправда, что ты будешь ненавидеть меня?
– Конечно, неправда. Как я могу ненавидеть тебя? Ты мне дороже жизни. Я люблю тебя, Джози! Всегда буду любить!
– Ты меня любишь? – взволнованно переспросила она.
– А как же иначе? Был бы я здесь, если бы не любил? Стал бы я терпеть весь этот этикет и все эти условности и порядки? Стал бы смотреть, с каким удовольствием прихорашиваются мои родители для прессы и многочисленных гостей? Не скрою, мне интересно заниматься проблема-ми, с которыми столкнулся Монклер, интересно помочь этой стране выбраться из тупика, в ко-тором она оказалась, и позаботиться о ее будущем. Но, Джози, во всех этих делах ты одна моя путеводная звезда. Я делаю все это ради того, чтобы быть с тобой всю оставшуюся жизнь.
В глазах Джози заблестели слезы.
– Ты хочешь меня?
Бак протянул руки и привлек ее к себе. Сердце его радостно забилось, когда она обвила ру-ками его шею, и он жадно прильнул к ее губам.
– Ну что? Ты чувствуешь, как велико мое желание, как сильно я хочу тебя? – шептал он ей на ухо, прижимаясь к ней всем телом.
– Да, – так же шепотом ответила она.
– Даже спор с тобой возбуждает меня. Все, что ты делаешь и говоришь, я уже люблю зара-нее, так и знай! Если ты думаешь, что сможешь ускользнуть от меня, то ошибаешься. Я не оста-новлюсь ни перед чем, чтобы заставить тебя думать иначе, сломаю любую дверь своими креп-кими ковбойскими сапогами.
– Мне нравятся твои ковбойские сапоги, – сказала Джози. – Обещай, что будешь в них зав-тра на свадьбе.
Бак кивнул.
– С сегодняшнего дня, моя дорогая женушка, только ты будешь выбирать мне наряды. Я больше не стану прислушиваться к советам моей матери относительно моды.
– А сегодня вечером на бал ты наденешь джинсы и ковбойскую шляпу?
– Надену, если то же самое наденешь и ты.
Джози засмеялась.
– Твоя мать и мой отец поперхнутся шампанским.
– Тебя это волнует?
– Да. Думаю, мне следует надеть вечернее платье, а тебе – смокинг.
– Если ты настаиваешь… Обещай мне, что в нашем доме в Калифорнии ты будешь носить только джинсы.
Она вздохнула.
– Думаешь, нам позволят туда поехать?
– Я сделал так, что ранчо включили в наш брачный договор. Каждый год мы можем прово-дить там четыре месяца.
– У нас новый брачный договор?
– Со времени заключения первого многое изменилось. Пару часов назад я внес последние уточнения в новый договор. Он ждет твоей подписи.
– Ты уверен, что хочешь жениться на принцессе?
Бак поцеловал ее в кончик носа.
– Абсолютно.
– А как же «королева родео», о которой ты мечтал всю свою жизнь?
Он крепко обнял ее.
– Дорогая, ты принцесса лишь формально, а сердцем и душой ты именно та «королева ро-део», о которой я мечтал. И это главное. Пусть это будет моим маленьким секретом. Он поможет мне посмеяться над тем миром, который считает, что знает, кто ты.
– И тебя не смущает, что этим браком ты доставляешь удовольствие своим родителям?
– Главное, чтобы они не мешали моему счастью. А если мое счастье делает и их счастли-выми… Ну что ж, думаю, мне нужно только радоваться.
Джози прильнула к мужу.
– Не знаю, как их, но меня ты сделал очень счастливой.
Бак крепко прижал ее к себе.
– Правда, дорогая?
Она кивнула.
– Ты единственный мужчина, который любит меня, несмотря на то что я принцесса. Ты один понимаешь, что по-настоящему я хочу заниматься только своими лошадьми, хотя должна выполнять обязанности принцессы.
Бак убрал прядь волос с ее щеки.
– О, как я понимаю тебя, Джози! Мы с тобой родственные души, мы во многом похожи.
Быстрый переход
Мы в Instagram