Loading...
Изменить размер шрифта - +
Чтобы поднять ее, воительнице пришлось повозиться — металлический кругляш прочно прилип к расплавленной и вновь затвердевшей земле.

Она внимательно рассмотрела монету, покрутила ее в пальцах. На одной стороне виднелось знакомое лицо — король Рай, отец принца Тайруса, а на другой был отчеканен их родовой герб: снежный барс, приготовившийся к прыжку.

Зажав монету в кулаке, она глянула на выжженный круг — наверное, лорд Тайрус тоже погиб.

Фардейл ткнулся носом ей в колено и послал воительнице мысленное изображение. Он не нашел в лагере ни единой живой души.

— Тогда мы отправимся на поиски, — решительно заявила Мисилл, опуская монету в карман.

 

Крепко-накрепко связанный Могвид лежал, привалившись к стенке фургона, и притворялся спящим. Каждый подскок колеса на камнях и выбоинах заброшенной лесной дороги отдавался болью в его костях. Когда повозка наехала на особенно большой корень, Могвид подлетел на несколько ладоней вверх и стукнулся о стенку спиной. От удара воздух вылетел из его легких. Слева послышался глухой стон. Могвид с трудом повернул затекшую шею, чтобы рассмотреть гигантские очертания горца Крала, лежавшего позади него.

В серых предрассветных сумерках, которые проникали внутрь сквозь крошечное зарешеченное окно фургона, он мог различить лишь густую черную бороду Крала, покрытую запекшейся кровью. Могвид считал, что великану и дальше полезнее оставаться без сознания, чтобы попыткой освободиться не вынудить охранников-д’варфов проявить присущую им жестокость. Щуплый человечек с тоской огляделся. Из всего отряда их осталось четверо — силы слишком неравны, чтобы противостоять шагающим следом за фургоном д’варфам в тяжелой броне.

«Если бы я был повнимательнее…» — подумал Могвид, остро ощущая свою вину. И закусил губу от внезапного приступа злости. Нет! Не в нем дело! Даже если бы он не спал и вовремя поднял тревогу, их бы в конечном итоге все равно победили бы и захватили в плен. И дальше на север за Камень Тора они бы все равно не прошли. Сколько раз он, Могвид, уговаривал остальных прекратить безумный поход к замку Мрил, но его не слушали. И кто же после этого виноват, что они теперь связаны и заперты?

«Нужно бежать, как только появится малейшая возможность», — ожесточенно подумал Могвид. Но в душе он знал, что надежды на спасение нет. В тысячный раз подергав спутанными руками, человек добился лишь того, что узлы затянулись сильнее. И не веревки связывали его с остальными пленниками, а несбыточные мечты.

Лорд Тайрус, бывший пират и наследный принц Мрила, соблазнил его и брата древним пророчеством, подарив надежду на

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход