Loading...
Изменить размер шрифта - +

Мисилл и Тайрус догадывались, о чем идет речь. Мрачные призраки Темной Чащи действительно распространились по всем лесам Западных Пределов. Если им не воспрепятствовать, то их прикосновения очень скоро изменят великий лес. Даже сейчас, подумав об этом, Мисилл сжала кулаки. Она не допустит, чтобы такое произошло. Но единственная надежда на успех — достичь замка Мрил и восстановить разрушенную Северную стену, которая служила преградой между зараженной Темной Чащей и просторами нетронутых лесов. Мисилл глянула на стремительный поток Ледяной реки и мрачный лес на том берегу. Придется искать другой путь к замку.

Неожиданно Фардейл оказался рядом, будто соткавшись из капелек тумана. Его низкий рык предупреждал об опасности.

Мисилл, не мешкая, выхватила мечи.

— Что такое, Фардейл? — прошипела она.

Чутье волка все же превосходило ее собственное.

На своем предплечье Мисилл почувствовала шевеление и легкое касание чешуи. Скосив взгляд, она увидела, что лиловая с голубыми и зелеными полосками змейка, обвившаяся вокруг ее руки, зашевелилась и приподняла голову. Даже пака’голо, змея-целительница Мамы Фреды, предчувствовала беду.

Мисилл прислушалась к лесу. Прижавшийся к ее колену Фардейл настороженно вздыбил холку.

Долго ждать не пришлось. Усиливающийся ветер пробежал по древесным кронам. Листья затрепетали, сухая хвоя дождем посыпалась вниз. Вслед за этим по лесу раскатился зловещий стон, проникающий в плоть до самых костей. Мисилл задрожала. То, что приближалось к ним, имело сверхъестественную природу.

— Бежим! — крикнула воительница. — Пробираемся к лагерю!

Пока Фардейл мялся в нерешительности, Мисилл запрыгнула на Гриссона.

— Побег — единственный путь к спасению!

Стенание перешло в пронзительный вопль.

— Призрак-грим! — силясь перекричать врага, возвысила голос Мисилл. — Бежим! Сражаться с ним невозможно!

Она натянула поводья, разворачивая Гриссона. Конь выпучил глаза от страха. Пена хлопьями летела с его морды. Мисилл изо всех сил ударила мерина пятками, но тот дрожал, не двигаясь с места. Она хлестнула коня по крупу, но он лишь присел — должно быть, оцепенел от ужаса.

Отбежавший на несколько шагов Фардейл вернулся, наблюдая, как Мисилл борется с Гриссоном. Быстро сменяющие друг друга картинки поплыли в ее сознании. Олень, обомлевший при виде волка. Человек, вставший на четвереньки и превратившийся в белого волка, стремительно убегает прочь.

Мисилл застонала сквозь зубы и вновь ударила коня пятками, но Гриссон только вскинул голову, испуганно заржав. Фардейл был прав. Мерин полностью подчинился крику призрака. Воительница соскользнула с седла. Если спастись можно лишь бегством, то как это сделать?

Она попыталась погладить морду Гриссона, чтобы успокоить коня, но тот клацнул зубами. Животное совсем обезумело от страха. Надежды нет. Мисилл потянулась к седельной сумке, но рычание Фардейла остановило ее.

Си’лура опустила руку. О чем она только думает? Наверное, слишком долго пробыла в человеческом облике и мыслить стала соответственно. Ей не унести с собой ни припасов, ни оружия.

Мисилл наклонилась к древесному волку.

— Бежим! — сказала она, начиная преображение.

Под ее кожаным доспехом и нательным бельем плоть расплавилась, потекла, кости изменились и преобразились. Поводя плечами и освобождаясь от человеческого одеяния, она упала на локти и колени. По ее коже пошел зуд, мгновенно выросла снежно-белая шерсть, появились когти, а звериная морда втянула холодный воздух. Через обновленные глаза мир воспринимался гораздо ярче, а в ноздри ворвались незаметные ранее запахи следов и мускуса.

Уши терзал крик призрака-грима. Он был уже совсем рядом. Мисилл бросила последний взгляд на Гриссона, кучу сброшенной одежды и перекрещенные ножны с мечами.

Быстрый переход