Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Все граждане уходят.
Смотри, смягчились даже грубияны;
Они ушли в молчанье виноватом. -
Иди дорогой этой в Капитолий;
Я здесь пойду; и если где увидишь,
Снимай все украшения со статуй.
Марулл
Но можно ль делать это?
У нас сегодня праздник Луперкалий.
Флавий
Что ж из того! Пусть Цезаря трофеи
На статуях не виснут. Я ж пойду,
Чтоб с улиц разгонять простой народ;
И ты так делай, увидав скопленье.
Из крыльев Цезаря пощиплем перья,
Чтоб не взлетел он выше всех других;
А иначе он воспарит высоко
И в страхе рабском будет нас держать.
Уходят.
СЦЕНА 2
Площадь.
Трубы. Входят Цезарь, Антоний, который должен
участвовать в беге; Кальпурния, Порция, Деций,
Цицерон, Брут, Кассий и Каска; за ними
большая толпа, и среди нее прорицатель.
Цезарь
Кальпурния!
Каска
Молчанье! Цезарь говорит.
Музыка смолкает.
Цезарь
Кальпурния!
Кальпурния
Мой господин!
Цезарь
Когда начнет Антоний бег священный,
Встань прямо на пути его. - Антоний!
Антоний
Великий Цезарь?
Цезарь
Не позабудь коснуться в быстром беге
Кальпурнии; ведь старцы говорят,
Что от священного прикосновенья
Бесплодие проходит.
Антоний
Не забуду.
Исполню все, что Цезарь повелит.
Цезарь
Ступайте и свершите все обряды.
Музыка.
Прорицатель
Цезарь!
Цезарь
Кто звал меня?
Каска
Эй, тише! Замолчите, музыканты!
Музыка смолкает.
Цезарь
Кто из толпы сейчас ко мне взывал?
Пронзительнее музыки чей голос
Звал - "Цезарь!" Говори же: Цезарь внемлет.
Прорицатель
Остерегись ид мартовских.
Цезарь
Кто он?
Брут
Пророчит он тебе об идах марта.
Цезарь
Пусть выйдет он. Хочу его я видеть.
Каска
Выдь из толпы, пред Цезарем предстань.
Цезарь
Что ты сказал сейчас мне? Повтори.
Прорицатель
Остерегись ид марта.
Цезарь
Он бредит. Что с ним говорить. Идемте.
Трубный сигнал. Все, кроме Брута и Кассия, уходят.
Кассий
Пойдешь ли ты на празднество смотреть?
Брут
Нет.
Кассий
Прошу, иди.
Брут
Я не любитель игр, и нет во мне
Той живости, как у Антония.
Но не хочу мешать твоим желаньям
И ухожу.
Кассий
Брут, с некоторых пор я замечаю,
Что нет в твоих глазах той доброты
И той любви, в которых я нуждаюсь.
В узде суровой, как чуткого, держишь
Ты друга, что тебя так любит.
Брут
Кассий,
Ошибся ты. Коль взор мой омрачен,
То видимую скорбь я обращаю
Лишь к самому себе. Я раздираем
С недавних пор разладом разных чувств
И мыслей, относящихся к себе.
От них угрюмей я и в обращенье;
Пусть не печалятся мои друзья -
В число их, Кассий, входишь также ты, -
К ним невниманье вызвано лишь тем,
Что бедный Брут в войне с самим собой
Забыл выказывать любовь к другим.
Кассий
Так, значит, я твоих не понял чувств;
Поэтому в груди я затаил
Немало дум, внимания достойных.
Свое лицо ты можешь, Брут, увидеть?
Брут
Нет, Кассий; ведь себя мы можем видеть
Лишь в отражении, в других предметах.
Кассий
То правда.
И сожаления достойно, Брут,
Что не имеешь ты зеркал, в которых
Ты мог бы доблесть скрытую свою
И тень свою увидеть. Ведь я слышал,
Что многие из самых лучших римлян
(Не Цезарь славный), говоря о Бруте,
Вздыхая под ярмом порабощенья,
Желали бы, чтоб Брут открыл глаза.
Быстрый переход
Мы в Instagram