Изменить размер шрифта - +

    -  Хотел бы я знать, откуда он их притащил, - сказал он вслух.

    Нетопырь проникновенно пискнул. За окном, из-за крыш соседних домов поднимался новый столб дыма.

    -  Да, - сказал магистр, - да, крошка. Закат и люди, люди и Закат… «И поднимутся в неразумии своем друг на друга, и истребят сами семя свое, и вот: белена и пустыш на рухнувших храмах их. Но праведный и разумный спасется.»

    Он решительно натянул перчатки и шагнул к двери.

    * * *

    Солнце уже лежало на горизонте, с каждым мигом опускаясь все ниже и ниже. Оно оставляло потрепанный и покачнувшийся мир. Мир мог отдохнуть от света и жара и приготовиться к ночи. Но ему было не до того.

    Пылал Клер-Денуа, и шумел Гезрей. Тревожился Фенгеблат и праздновал Пяастиэ. Молчал Нараэто. Бурлил Сирранион. Эскадра в Тренг-Роверо подняла вымпелы, салютуя уходящей дерзкой арленте.

    На окраине Умбрета, в западном крыле своего замка, у западного окна молча сидел больной человек и смотрел на заходящее солнце.

    Человека звали Вольмер из рода Вольмер, повелитель Чентри. Славный Вольмер дан Чентри по прозвищу Секач. Старый вепрь, который никогда не боялся охотников. Отважный путешественник и большой знаток старины.

    В руке он держал монету, и последние лучи уходящего дня золотым светом лились на золото. Это была редчайшая монета мира, уникальнейший экземпляр его богатейшей коллекции. Прапрадед Вольмера, такой же Вольмер дан Чентри много лет назад добыл эту монету на юго-востоке и тайно приобщил к семейной сокровищнице. Такая монета в мире была всего одна.

    Неважно, сколько она стоила. Много, но для уникального экземпляра это не играет особой роли. Старый дан Чентри забрал ее у бандитов, опустошавших в то время Дайрет - был самый разгар Горной Войны. Бандиты отняли монету у человека, которого храм Эртайса в Ринфе послал за ней в Алентер. В Алентер монета попала после штурма башни Лунного Ножа. А туда ее негласно доставили еще во время Переселения. Дальше имена обладателей монеты терялись, а в местах, где она побывала, давно никто не жил. Но легенда о ней сохранилась.

    Это была единственная монета прежнего мира. Монета, которая оказалась в кармане у Эртайса, когда он вошел в храм Начала. Монета, которую он подарил, как талисман, одному из первых жрецов Себя, и которая долгое время хранилась у самых разных алтарей Всемогущего, как величайшая реликвия. Уходили века, рушились города, а монета все дарила благодать храмам Творца, пока, наконец, в пламени Континентальной войны и сумятице Переселения не была потеряна.

    Хотя и не для всех.

    Дан Чентри поднес монету поближе к глазам, любуясь работой. Яркие блики играли на древней чеканке, подчеркивая правильный благородный профиль, четко прорисованные волнистые волосы. Неизвестный правитель был совсем молодым. И по кругу бежала надпись, сделанная на языке Искусства древнейшими рунами, пришедшими еще из прежнего мира - «Сон Делим ад'уэсти Трестентай». Сон Делим, владыка Трестенты. Простой и красивый герб на аверсе - звезда над скрещенными мечами. Все.

    Дан Чентри сжал монету крепко-крепко. Все правильно. Все так и должно быть. Есть вещи и люди, которым суждено проходить сквозь миры. Таким нужно держаться вместе.

    Если все получится так, как он предполагал, эта монета попадет и в следующий мир. Для нее уже третий. Да, черт побери, да! Ему, старому Вольмеру, трудно ходить. Ему и дышать бывает трудно! В конце концов, ему больше ста лет! И он не маг, как эти…

    Дан Чентри тяжело закашлялся. И все-таки. Старый вепрь не собирался сдаваться кому бы то ни было. Ни охотникам, ни даже самой смерти.

Быстрый переход