Изменить размер шрифта - +
Ни охотникам, ни даже самой смерти. Он не может идти на Восток. Ну и ладно. Есть ведь и такие, которые могут. Например, старый добрый Син. Как дразнился вредный Кай век назад? «Син и Чен - кот и щен!» Да, правда. Бывало, и ссорились. Теперь-то что…

    Он положил драгоценную монету на подоконник и раскрыл маленькую сердоликовую шкатулку, выложенную изнутри бархатом. И достал из нее то, что для него было драгоценнее всего на свете, драгоценнее всех монет коллекции, вместе взятых, и всех, вместе взятых, самоцветов сокровищницы.

    Это был крупный рубин. Двойник подаренного Мирти Кайбалу.

    Солнце неожиданно ярко ударило в прекрасный древний камень, по комнате разлетелись густые блики, и профиль Сона Делима на мгновение окрасился кровью.

    Идите, августалы. Идите. И доберитесь до цели, ради всех богов! И тогда, тогда… глупый Кай уже успеет привыкнуть к камню, он будет настроен и подготовлен…

    Всякий образованный человек знал, что в сорок пятом году прошлого века дед короля Каэнтора создал специальный отряд противоментальных гвардейцев, готовых в любую секунду отразить астральный десант противника или нанести превентивный удар.

    Но даже Умбретский Тигр, знавший вообще все на свете, что имело хоть какое-то отношение к безопасности владык Умбрета, не знал, что в этом отряде была еще и группа особого назначения. Всего три человека. И руководил ей лучший астральный десантник Умбрета, ученик генерала Котовира Око, сорокалетний Вольмер дан Чентри.

    Дойди до Храма, Кай, шептал старый Чен. Дойди, я тебя умоляю. В этой ставке - моя жизнь. Ты только дойди. А я не промахнусь…

    * * *

    Солнце рухнуло за горизонт. И почти сразу вслед за ним зашла луна.

    Была ночь Веллефайна, когда люди ликуют, шутят и радуются будущему.

    Было новолуние. Ночь обещала быть теплой, темной и звездной.

    Была весна. Жаркая упоительная весна в год Рассвета.

    Был месяц азирим. Последний месяц весны.

    Последний месяц.

Быстрый переход