Loading...
Изменить размер шрифта - +

Имея личный опыт и остро сочувствуя тем, кому пришлось пережить подобное, Ребекка сама вызвалась провести с Деми столько времени, сколько нужно. Мартен объяснил Ребекке, что врачи в Париже полагают: на полное выздоровление могут уйти годы. Получив бессрочный отпуск от агентства Франс Пресс, Деми отправилась в Швейцарию жить вместе с Ребеккой, помогая той в нелегком труде гувернантки — воспитывать троих стремительно развивающихся детей, забывая — очень, очень медленно — свою мать, Мерримена Фокса, Лючиану, преподобного Бека, Кристину — и огонь.

 

Вторник, 13 июня. 1.20

Мартен все еще не спал, но не из-за бэнфилдского проекта. Никак не желал стираться из памяти голый мужчина средних лет с пистолетом сорок пятого калибра в руке, изрешеченный пулями. Виктор Янг. Когда Мартен ждал на улице доктора Лорейн Стивенсон, Виктор Янг проехал мимо. Доктор немного позднее покончила жизнь самоубийством, у Мартена на глазах. Потом Мартен припомнил, что за два дня до того именно Виктор Янг проезжал мимо, когда он, потерянный, бродил по дождливым улицам у Белого дома в первые часы после смерти Каролины. Автомобиль Виктора ехал тогда медленно по темному, пустынному бульвару. Две встречи, уже тогда. Уже тогда, наверное, Фокс и Бек обратили внимание на человека, которого что-то связывает с Каролиной.

Но это не все.

Секретная служба проследила перемещения Виктора, начиная от Вашингтона. Берлин, Мадрид, Париж, Шантильи — там он снимает номер накануне убийства жокеев. Потом снова Париж и Варшава, где должен состояться саммит НАТО. Когда саммит переносится в Освенцим, Виктор снова едет туда поездом. Дальше ворота для прессы за час до выступления президента — подлинные документы сотрудника Ассошиэйтед Пресс, имя в списке аккредитованных журналистов — и винтовка М-14 в контейнере для штатива. Которую кто-то привез на фургоне с коммуникационным оборудованием.

Откуда ему было знать о переносе встречи из Варшавы в Освенцим? Он ведь и сам успел переехать вовремя. Где Виктор взял документы, как попал в списки, кто привез винтовку — до сих пор неизвестно, хотя и ведется расследование. Ясно одно: начиная с Берлина, Виктор следовал за президентом неотступно, включая контакт с секретной службой в мадридском отеле «Риц», где он осмелился попробовать на прочность систему безопасности.

Потому-то Мартену никак не удавалось заснуть. Не то чтобы он раньше об этом не думал, но только теперь начинала складываться целостная картина.

Не так важно, работал ли Виктор в одиночку, на организацию «Завет» или на кого-либо еще. Присутствие винтовки означает, что президента он хотел убить, где бы тот ни пожелал говорить — в Варшаве или в Освенциме. Планы могли включать убийство канцлера Германии и президента Франции — очень просто. Задним числом, если посмотреть, — слишком просто. Совсем очевидно. След Виктор за собой оставил слишком заметный. Безупречный.

Будучи прекрасным стрелком, Виктор не был профессионалом. Союз при его связях в силовых кругах — от министра обороны до советника по национальной безопасности — мог себе позволить профессионалов. Если «Завет» охотился за лидерами государств, он наверняка воспользовался бы услугами команды профессионалов. До самой арагонской катастрофы охотился, между прочим.

Виктор — подставная фигура, Мартен не сомневался. Вроде Ли Харви Освальда. Попадет — хорошо, нет — ничего страшного. Зато тянет за собой четко видимый след и будет удобной мишенью, если что не так. И оно пошло-таки вкось, не только из-за арагонской катастрофы, но и потому, что Мартен сопоставил убийства в Вашингтоне и Шантильи и поднял тревогу.

Не так-то просто тут заснуть… Красивое поражение сил зла. Деятельность «Завета» остановлена, расследование идет полным ходом, и если винчестеры удастся восстановить окончательно — будет получен полный архив за много лет.

Быстрый переход