Loading...
Изменить размер шрифта - +
Деятельность «Завета» остановлена, расследование идет полным ходом, и если винчестеры удастся восстановить окончательно — будет получен полный архив за много лет. Если не веков. С именами. Мировая сенсация.

 

В Манчестер Мартен летел через Лондон. Чтобы не дожидаться манчестерского рейса в аэропорту, решил погулять несколько часов по городу. Что может быть роднее боя часов Биг-Бена? Половина населения земного шара знает эту мелодию чуть ли не с рождения. Она прозвучала вроде совсем не кстати, когда делегация Института нового мира проследовала в арагонскую церковь. Мартен тогда подумал: нет ли всеобщего сигнала, дающего знать членам «Завета», что все в порядке? Что тайное братство не пострадало и продолжает существовать? Будет жить в веках, прошлых и будущих? Если так, союз вовсе не остановлен. Заморозил свою активность, не более того. Возможно, на десятилетия. В этом случае действующих членов его можно найти в самых неожиданных, невообразимых местах.

Как развивались события, после того как Мартен предупредил Хэпа о возможном проникновении снайпера? Не удостоверение указало на Виктора, не список аккредитованных журналистов, не винтовка. Что-то другое. Кто-то другой. Билл Стрейт задержал картинку на мониторе; Билл Стрейт опознал Виктора как человека, пытавшегося заглянуть на президентский этаж отеля в Мадриде. Спустя несколько секунд все они бежали, развернувшись цепью, вслед за собаками — Билл Стрейт отвернул в сторону и вырвался вперед. Так он и бежал к месту, где прятался Виктор, почти по прямой линии. Будто знал, где искать.

Мартен так и не догнал Стрейта, а когда крикнул, чтобы тот не входил без него, Стрейт будто не услышал. Несколько секунд спустя Мартен достиг двери; что-то там было сказано внутри.

— Виктор. — Голос Стрейта прозвучал ясно.

— Ричард?

Удивление, будто кто-то впервые увидел человека, которого знал по голосу.

Потом автоматная очередь.

 

Мартен заворочался, глядя широко открытыми глазами.

Билл Стрейт.

Доверенный заместитель Хэпа Дэниелса — кроме того периода в Барселоне, когда Хэп, как и президент, не мог позволить себе доверять кому бы то ни было. Что, если Стрейт — агент «Завета» внутри секретной службы, приставленный к президенту Соединенных Штатов? Лучшего прикрытия, чтобы держать руку на пульсе исполнительной власти, нельзя и пожелать.

Интересно, кто еще знает? Или хотя бы подозревает? Нет, наверное, никто. Только он, Мартен, был там в решительный момент. Только он оценил, как Билл Стрейт бежал по прямой. Только он слышал имя Виктора, произнесенное Биллом, и удивленный возглас: «Ричард?»

Если так, то он единственный. И если так, то рано или поздно — и скорее рано, чем поздно — Билл Стрейт тоже догадается.

 

2.22

Мартен прикрыл глаза, опустив голову на подушку. В свое время, будучи детективом Лос-Анджелесского полицейского управления, он много работал с представителями секретной службы Соединенных Штатов. Мартен знал, что девиз «Достоин доверия» там принимают всерьез. Все агенты имеют допуск к документам с грифом «совершенно секретно», а большинство — и «особой важности». Слишком респектабельная организация, слишком профессиональная, слишком сплоченная, чтобы кто-то мог в нее проникнуть так просто.

Может, он все-таки не прав в отношении Билла Стрейта. Может, он злоупотребляет дедуктивным методом. Может…

Раздался стук в дверь.

 

 

Выражение признательности

 

Моя особая благодарность Энтони Чапа за консультации технического характера; Рону Нессену, бывшему пресс-секретарю Белого дома и коллеге-писателю; Эмме Казанова и Хосе Марии Канаделлю, полиции каталонской автономии Моссос д’Эскуадра, Барселона; Полу Типпину, бывшему детективу отдела по расследованию убийств Лос-Анджелесского полицейского управления; полковнику Армии Соединенных Штатов в отставке Р.

Быстрый переход