Изменить размер шрифта - +
Не  сумел.  Снова

плеснул на ладонь.  Вдруг  замер,  ошеломленный  догадкой,  -  задергалось

иссеченное пургой лицо.

     - Она не  умерла!!  -  закричал  он  и  с  удвоенной  силой  принялся

растирать жесткое, как настывший камень, тело - кожа лохмотьями  ползла  с

его ладони, по животу и груди жены потянулись первые, легкие полосы крови.

- Глупенькая, а ты что подумала? Дуешься на меня - а  сама  не  поняла!  Я

снотворного ей дал, снотворного! Она проснется утром и позовет тебя опять,

и что я ей скажу? Она тебя ждет, зовет все время, только "мама" и говорит!

- разогнулся на миг, поднял глаза на кроватку и увидел сидящего  на  стуле

мужчину в грязной, не по погоде легкой хламиде до пят. Окаменел.  Гость  -

смуглый, бородатый и благоуханный - безмолвно  смотрел  на  него,  и  свет

фонаря яркой искрой отражался в его больших печальных глазах.

     Человек медленно поднялся.

     - Ну вот... - хрипло произнес он.

     Гость молчал. Это длилось долго.

     - Думаешь, я сошел с ума?

     Гость молчал, его коричневые глаза не мигали.

     - Хочешь коньяку?

     Гость молчал. Выл ветер наверху. Бутылка с глухим  стуком  вывалилась

на пол и откатилась в сторону,  разматывая  за  собой  прерывистую  тонкую

струйку.

     - Опять пришел полюбоваться, какие мы плохие?

     Гость молчал.

     - А сам-то! Мы оглянуться не успели, а у тебя уже кончилось молоко! И

ничего лучше меня не придумал ты! Раскрыл, называется, почку...  Бог  есть

любовь! - фиглярски выкрикнул он. - Прихлопнул!!

     Гость молчал.

     - А я отогрею их, вот увидишь, - тихо сказал человек.

     По щекам  гостя  потекли  крупные  детские  слезы.  Несколько  секунд

человек смотрел недоуменно, потом понял.

     - Э-э, - сказал он и, безнадежно шевельнув рукой, снова опустился  на

диван. Гость упал перед ним на колени. Схватил его руку, прильнул горячим,

мокрым от слез лицом. Плечи его вздрагивали.

     - Не бери в голову, - с трудом выговорил человек и вдруг улыбнулся. -

Все пустяки. - Положил другую руку на голову гостя и принялся гладить  его

мягкие ароматные волосы. На вьющихся черных прядях  оставалась  сукровица,

тянулась отблескивающими жидкими паутинками. - Гли-гли-гли.  Страшный  сон

приснился? Поверь, все пустяки... Не получилось раз, не получилось  два  -

когда-нибудь получится. Ты только не отчаивайся.

     -  Я  тоже  думал,  отогрею,  -  жалобно  пролепетал  гость  прямо  в

притиснутую к  его  лицу  ладонь.  Худые  плечи  под  хламидой  затряслись

сильнее.

     Бок о бок хозяин и гость вышли из дома, и груда пурги  обвалилась  на

них. Параллельно земле мчался  неистовый,  всеобъемлющий  поток,  волшебно

подсвеченный изнутри фарами машины, затерянной в его глубинах.

     - Спички-то хоть найдутся? - спросил человек. Горячая рука вложила  в

его пальцы коробок. Человек криво усмехнулся: - Этого добра у тебя  всегда

для нас хватало.

Быстрый переход
Мы в Instagram