Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Дорс быстро просмотрела полетный лист.

– Все правильно, – сказала она. Лодовик спросил:

– А ты полетишь на Терминус?

– Нет, – покачала головой Дорс. – И в «Конец Звезд» я не отправлюсь, где бы он ни находился.

– Ты остаешься здесь, – предположил Лодовик.

– Остаюсь. Клия заметила:

– Я читала о «Тигрице». Так трудно поверить, что это на самом деле были вы. Вы остаетесь… ради Гэри?

– Я буду здесь, с ним, когда он не останется на волосок от смерти. Это моя высшая и самая лучшая цель. Ни для чего другого я так не пригожусь.

– А на этот раз Дэниел позволит ему все запомнить? – спросила Клия и закусила губу. Она сильно нервничала.

– По крайней мере, он мне обещал, – отозвалась Дорс. – У меня будет время побыть с Гэри.

– А до этого времени? – спросил Лодовик, отчетливо сознавая, что для человека этот вопрос прозвучал бы грубо и нетактично.

– А это мне решать, – ответила Дорс.

– Не Дэниелу?

Дорс пытливо посмотрела на него.

– Ты считаешь, что Дэниелу конец?

– Нет, – спокойно ответила Дорс.

– Я тоже не могу поверить, что ему конец, но не могу поверить и в то, что он оставит тебя в покое.

– Ты имеешь право на собственное мнение, как всякий человек.

Лодовик понял намек. Дорс хотела его упрекнуть.

– Дэниел относится к тебе, как к человеку, – сказал Лодовик. – Верно?

– Верно. По‑твоему, это честь или оскорбление? Не дожидаясь ответа, Дорс развернулась и ушла. Несколько минут спустя, взойдя на наблюдательную башню космопорта, она услышала басовитый гул и рев двигателей взлетавшего гиперзвездолета и проводила его взглядом.

Ванда поначалу не радовалась порученному ей обманному маневру – увезти Клию и Бранна обратно из терминала космопорта. Смущала ее и эта ложь, и все меры, принятые ради того, чтобы их никто не заметил. Да что себе дед вообразил! Кому бы взбрело в голову следить за ними? Димерцелу? Мало того, что все обернулось совсем не так, как хотелось Ванде, так теперь она еще должна была нянчиться с потенциальным чудовищем! Однако Стеттин поручение Гэри воспринял почти стоически, а с Бранном они были готовы подружиться.

С Клией Азгар все было иначе. Ванда считала ее угрюмой и строптивой особой, но за последнюю неделю в жизни этой девушки произошло столько изменений, столько перевернулось с ног на голову, ей отводилась такая грандиозная роль…

Возможно, в решении Гэри внести такие серьезные перемены в первоначальный замысел что‑то было… Отказаться от мысли о «Конце Звезд», от заманчивых перспектив жизни первопроходцев – ради бесславной задачи: тайно существовать в течение нескольких столетий и быть свидетелями разрушения Империи, видеть, как она превращается в руины, пережить падение Трентора. Предстояли горькие десятилетия, ибо их детям и внукам предстояло не только мириться со строжайшей дисциплиной и изнурительными занятиями и тренировками – нет, этого мало. Им предстояло пережить самые тяжелые, самые безжалостные времена в истории.

Интересно… Решил ли дед поступить так в последнюю минуту или это у него было изначально так задумано? В конце концов Клия решила, что ее любимый дед – натура настолько таинственная и непредсказуемая, что лучше не гадать о причинах тех или иных его решений. «Разве он стал бы манипулировать собственной внучкой, держать ее в неведении, а потом изумлять и разочаровывать? Очевидно…»

– Просто не знаю, как вас благодарить, – сказала Клия Ванде, когда они сели в заказанное такси.

Быстрый переход
Мы в Instagram