Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Не думаю, что это простое совпадение.

‑ Я не соврала насчет второго ордера на ликвидацию, Малькольм. Он лежит в ящике моего стола уже сейчас, вместе с фотографией подозреваемого из его водительского удостоверения.

Малькольм тяжело опустился в кресло.

‑ На чье имя ордер?

‑ Зачем вы спрашиваете? Чтобы предупредить… их? ‑ я едва не сказала «ее», ведь это тоже была женщина‑вампир.

‑ Мои люди не совершенны, миз Блейк, но я думаю, что в город прибыл вампир со стороны и подставляет их.

‑ Зачем? Зачем это кому‑то нужно?

‑ Не знаю.

‑ И ведь никто не пытается подставить людей Жан‑Клода.

‑ Знаю, ‑ ответил Малькольм.

‑ Без настоящего мастера, настоящей Клятвы крови, магически привязывающей вампа к мастеру, ваша паства ‑ не более чем овечки, дожидающиеся, когда за ними придут волки.

‑ Жан‑Клод говорил то же самое еще месяц назад.

‑ Именно.

‑ Поначалу я грешил на кого‑то из новеньких вампиров, присоединившихся к Жан‑Клоду. На тех, что прибыли сюда из Европы; но я был неправ. Здесь кроется нечто большее, нечто более могущественное. Возможно, это целая группа вампиров, использующая объединенную метками своего мастера силу. С такой мощью я сталкивался лишь однажды.

‑ Когда? ‑ тут же поинтересовалась я.

Он покачал головой:

‑ Нам запрещено говорить об этом под страхом смерти. Нарушить молчание мы можем, только если они свяжутся с нами напрямую.

‑ Создается впечатление, что они уже с вами связывались, ‑ заметила я.

Малькольм снова покачал головой.

‑ Они оказывают воздействие на меня и на моих последователей, а все потому, что официально я ‑ вне вампирских законов. Жан‑Клод уже сообщил Совету, что моя церковь не принимает Клятвы крови от вступающих в нее?

‑ Да, сообщил, ‑ кивнула я.

Малькольм закрыл лицо своими ручищами и склонил голову к коленям, словно ему резко поплохело. Затем он тихо прошептал:

‑ Этого я и опасался.

‑ Хватит, Малькольм, я не успеваю следить за вашей мыслью. Какое отношение это имеет к тому, что в вашей церкви объявилась группа могучих вампов?

Он поднял голову и посмотрел на меня. Я заметила, что от беспокойства его глаза изменили цвет, став серыми.

‑ Расскажите Жан‑Клоду о том, о чем мы здесь говорили. Он все поймет.

‑ Но я не понимаю.

‑ У меня есть время до Нового года, чтобы решить, что ответить Жан‑Клоду насчет Клятвы крови. Он был терпелив и великодушен, но в Совете есть те, кто этими достоинствами не обладает. Я думал, они будут гордиться тем, что я совершил. Я думал, это им понравится, но теперь боюсь, что Совет еще не готов принять мою смелую попытку создать мир, где для нас есть свобода воли.

‑ Свобода воли ‑ это для людей, Малькольм. Для сверхъестественных сообществ необходим контроль.

Он снова поднялся.

‑ Вы вольны исполнять ордер так, как посчитаете нужным, Анита. Возможно ли, что вы проявите осмотрительность, прежде чем убивать моих последователей?

Я тоже поднялась и сказала:

‑ Не могу дать никаких гарантий.

‑ Этого я и не прошу. Просто постарайтесь выяснить правду до того, как станет слишком поздно для Салли и еще одного моего последователя, чье имя вы не желаете мне назвать, ‑ тут он тяжело вздохнул. ‑ Я не отправил Салли в бега, так зачем бы мне предупреждать второго?

‑ Вы пришли сюда, зная о том, что Салли в беде. Но я не собираюсь помогать вам в поисках второго преступника.

‑ Значит, это мужчина?

Не отвечая, я просто посмотрела на него, радуясь тому, что это вообще возможно. Мне всегда было тяжело сверлить взглядом вампира, которому я не могла посмотреть прямо в глаза.

Малькольм расправил плечи, словно только сейчас заметил, что сутулится.

‑ Даже этого вы мне не скажете. Пожалуйста, расскажите Жан‑Клоду о нашей беседе. Мне следовало прийти сюда раньше. Да, я полагал, что совесть не позволит мне прибежать к той самой структуре власти, которую презираю, но то была не совесть, а грех; грех гордыни.

Быстрый переход
Мы в Instagram