Книга Борджиа читать онлайн

Борджиа
Автор: Юлия Остапенко
Серия: Этногенез
Язык оригинала: русский
Дата написания: 2012 год
Книги из этой серии: Золото и кокаин; Путь к славе; Рыцарь Феникса; Наследники желтого императора; Стать Богом; След варана; Назад в будущее; Последний Легат; Иногда они возвращаются; Мёртвая армия; Крушение Америки; Шельф; Погоня за жужелицей; Зона 51; Боливийский Дедушка; Авантюристы; Подземелья Смерти; Японский городовой; Невесты Чиморте; Звезда по имени Солнце; Эндшпиль; Маскарад; Другая сторона Луны; Basic; Земля Гигантов; Бегство Сквозь Время; Паутина; Подземелье карликов; Король воров; Ледовая ловушка; Талисман бессмертия; Повелитель страха; Арктический гамбит; Таежный квест; Чужие земли; Конец игры; Конец и вновь начало; Солдат неудачи; Охота на монстра; Пираты. Книга 1. Остров Демона; Сотрясатели земли; Тень Зигфрида; Пираты. Книга 2. Остров Паука; Узел Милгрэма; Война в зазеркалье; Пираты. Книга 3. Остров Моаи; Бестиарий;
Изменить размер шрифта - +

Юлия Остапенко. Борджиа

Этногенез - 38

Тираны - 1


Пролог
1519 ГОД

Леонардо ди сер Пьетро да Винчи убрал палец с холста, повернулся и тяжелой, шаркающей походкой направился в левый южный угол комнаты, из которого открывался оптимальный обзор. Свою клюку он оставил у стены, и путь дался ему нелегко, а результат не принес ни малейшего удовлетворения. Картина была закончена, во всяком случае, так да Винчи говорил себе — но ни глаза, ни разум, ни сердце ему не верили.
Его просили написать эту картину… сколько? Лет семнадцать, наверное? Нет, восемнадцать. Он тогда состоял при них военным инженером, сделал несколько любопытных машин, больше из желания опробовать свои идеи на практике, чем из стремления услужить. Хотя тогда, восемнадцать лет назад, на рубеже столетий, не было в Италии человека, способного отказаться от службы этому роду. Роду, поработившему Рим. Роду, покорившему разрозненные города-государства Италии. Роду, который едва не изменил тот мир, что Леонардо знал и писал всю жизнь.
Борджиа.
С холста на него смотрели они все.
Глава семейства — Родриго, по восшествии на святой престол римской католической церкви принявший имя Папы Александра VI. Прелюбодей, отравитель, убийца.
Чезаре, герцог Валентино — сначала кардинал, потом предводитель папского войска, победоносно прокатившегося по Романье, чуть было не создавший единое италийское государство. Легендарный силач, прелюбодей, убийца.
Хуан, герцог Гандийский — папский гонфалоньер, блистательный щеголь, зверски зарезанный, как говорили, собственным братом. Прелюбодей, убийца.
Хофре, князь Сквиллаче — ни рыба ни мясо, белая ворона среди своих выдающихся родичей, паршивая овца и бледная моль. Вряд ли убийца, хотя, без сомнения, прелюбодей.
И, наконец, Лукреция — Лукреция Борджиа, одна из красивейших женщин своего времени. Она единственная из всех, изображенных на этом портрете, была все еще жива и содержала в Ферраре великолепный двор. Покровительница изящных искусств, обворожительная, отважная. Прелюбодейка, отравительница и убийца.
Сколько раз они просили его написать их портрет! Обещали баснословные деньги — никто никогда не платил Леонардо столько. Но не в деньгах было дело. Он не хотел. Он не был готов. Он не знал, как.
Он не чувствовал, что в них главное — их величие или их мерзость.
А потом появилась эта женщина. И у него не осталось выбора. Хуже того — у него почти не оставалось и времени. Результат… что ж, результат удручал.
— Вы позволите? — спросила Кассандра.
Она оказалась хорошей натурщицей, могла часами сидеть неподвижно, не только не шевелясь, но даже и не моргая. Было в ней каменное, ледяное спокойствие, свойственное людям, опустошенным великим горем или великой миссией, выжженным дотла. Леонардо она не нравилась, пожалуй, даже больше, чем ему не нравились Борджиа. Но именно ее, эту Кассандру, оказалось легче всего писать. И даже не потому, что она единственная среди всех фигур группового портрета смогла позировать ему — остальные лежали в земле, а Лукреция, жившая в своем замке д'Эсте, не должна была знать об этой картине.
Кассандра оказалась единственным персонажем портрета, не вызывавшим у Леонардо этого ощущения двойственности, претворявшейся в пагубную для художника нерешительность. Если Борджиа были и замечательны, и отвратительны, то с Кассандрой все обстояло проще. Она была чистым злом. Леонардо ощутил это, едва увидев ее впервые. Он всю свою жизнь избегал писать зло, но сейчас ему не оставили выбора.
— М-м, — задумчиво протянула женщина, обойдя холст и окинув его скептическим взглядом. — По правде сказать, маэстро, не лучшее ваше полотно.
Да Винчи посмотрел на нее с нескрываемым раздражением. Никогда ни одна женщина не была настолько дерзка, чтобы посметь оценивать его работу — ни одна, даже Лукреция Борджиа.

Быстрый переход
Отзывы о книге Борджиа (0)