Loading...
Изменить размер шрифта - +
Швы им не пойдут, этим сучкам, и они это знают. Хотя эти две такие уродки, что шрамы их только украсят, точно. (Смеется.) Но, как я уже сказал, меня там не было, у меня нога болела.

Мик: Ты вынуждаешь меня повторить свой вопрос, Мартин?

Мартин: Какой вопрос?

Мик: Так какое сообщение ты принес от Отца Уэлша, Христа ради?!

Мартин (пауза): Чего ты кричишь, Мик? Отец Уэлш, Уолш передал, что на будущей неделе ты приступаешь к ежегодной эксгумации.

 

 

Мик: На следующей неделе? Это рано. В смысле, для этого года. Хотя, я думаю, что похороны несчастной Мэг Фолан в прошлом месяце немного ускорили события.

Мартин: Не знаю, ускорили, или нет, да мне это и не важно. В любом случае, я должен помогать тебе за двадцатку в неделю, которую мне будет платить старик Уолш, Уэлш.

Мик: Ты должен помогать мне?

Мартин: Так сказал старик Уэлш. Точно. Двадцатка в неделю. Мик, а сколько ты получаешь в неделю?

Мик: Я зарабатываю за неделю достаточно, и какое твое дело?

Мартин: Да, никакого. Просто поинтересовался.

Мик: Ну так не интересуйся.

Мартин: Ну, ты-то, конечно, человек с опытом. Если это сотня в неделю, или больше сотни, ты это заслуживаешь, потому что ты человек с опытом. (Пауза.) Так больше сотни, Мик, а?

Мик: Ну и зануда.

Мартин: Безусловно, я просто спросил, само собой.

Мик: Задавать дебильные вопросы — это тебе удается лучше, чем все остальное.

Мартин: Ага, дебильные вопросы, значит?

Мик: Значит.

Мартин: А… а… хм.

Мэри: И еще кое у кого есть вопросы, на которые этот человек не ответит.

Мик: Ну, опять ты начинаешь свой старческий бред.

Мартин: Какие такие вопросы, Мэри?

Мэри: Вопросы о том, куда он девал тело нашего Падрэйга, когда его выкопал, вот какие вопросы, и куда дел нашу Бриджит, когда откопал ее, такие вот вопросы, и самый главный вопрос — куда он дел моих маму с папой, когда их выкопал!

Мартин: Так куда ты подевал родственничков Мэри, Мик, а? Старые кости или что там еще.

Мэри: Он не скажет.

Мик: Не скажу?

Мэри: Тогда скажи.

Мартин: Точно, скажи тогда.

Мик: Теперь и ты туда же.

Мартин: Туда же. Так что ты с ними сделал?

Мик: Что я с ними сделал, так?

Мартин: Так. В долбаный сотый раз повторяю.

Мик: О, в сотый долбаный раз, говоришь? Я тебе скажу, что я с ними сделал. Раздробил их молотком в пыль и сбросил в бетономешалку.

 

 

Мартин (смеясь): Это правда?

Мик: Может правда, а может и нет.

Мартин: Раздробил молотком и сбросил в раствор? А мне можно, Мик?

Мик: Нет, тебе нельзя.

Мартин: Да никакие трупы ты не бьешь молотком. Наверное, запечатываешь их в мешок и отвозишь куда-нибудь, вот и все. На озеро, или еще куда-нибудь, где нищих нет поблизости.

Мик: Да, может, и на озеро. Ты же у нас знаток.

 

 

Мэри: Мик Дауд!

Мик: Мэриджонни!

Мэри: Я задам тебе сейчас один вопрос! И мне нужна правда!

Мик: Ну так спрашивай!

Мэри: Это правда — то, что ты рассказал про кости, что ты их молотком в пыль превращаешь и сбрасываешь в раствор?

Мик: То, что я делаю с костями — страшная тайна, и все мы: я, священник и полицейские связаны…

Мартин: О, нет.

Мэри (встает): Майкл Дауд, если ты не ответишь, связан ты там или нет, я покину этот чертов дом и больше ни ногой…!

Мик: Я не дроблю никакие кости и не сбрасываю их ни в какой раствор, Мэри. За кого ты меня принимаешь?

Мартин: Так и знал…

Мэри: Так что же ты с ними делаешь, если не бьешь их молотком?

Мик (пауза): Запечатываю в мешок и опускаю на дно озера, читая над ними молитвы.

Быстрый переход