Loading...
Изменить размер шрифта - +

     -- Я тебя не покинул, -- отвечаю я. -- Уходил -- да, но не покинул.
     -- А где ты был?
     -- Там, где-то в городе.
     Я чуть не сказал: в городе у сумасшедших, но вовремя удержался.
     -- Зачем?
     -- Ах, Изабелла, и сам  не знаю. Ведь делаешь очень многое, сам не зная
зачем...
     -- Я тебя искала сегодня ночью. Светила луна -- не такая, как вон та --
багровая, тревожная, которая лжет, нет, другая -- прохладная, ясная, ее пить
можно.
     -- Наверное, было бы лучше, если бы  я  находился здесь, -- отвечаю  я,
откидываюсь  на  спинку  скамьи и  чувствую,  как от  Изабеллы на меня  веет
покоем. -- А как же можно пить луну, Изабелла?
     -- С  водой. Очень  просто. У нее вкус опала.  Сначала ее даже не очень
ощущаешь, только потом чувствуешь, как она начинает в тебе поблескивать.
     Она  светит прежде всего  из глаз. Но света  зажигать нельзя. При свете
она меркнет.
     Я беру ее руку и прикладываю к своему виску.
     Рука у нее сухая и прохладная.
     -- А как ее пьют с водой? -- спрашиваю я.
     Изабелла отнимает у меня руку.
     -- Ночью нужно открыть окно и подставить под лунный свет стакан с водой
--  вот так.  -- Она  вытягивает руку. -- И луна попадает в него. Ее видно в
нем, стакан становится светлым.
     -- Ты хочешь сказать -- она отражается в стакане?
     --  Нет, не  отражается. Она  в  нем. --  Изабелла смотрит на  меня. --
Отражается? Что ты хочешь сказать?
     --  Отражение  --  это  картина в зеркале. Можно  отражаться во  многих
предметах, если у них гладкая поверхность.  И в  воде. Но это не значит, что
мы в ней.
     -- Гладкая поверхность? -- Изабелла вежливо и недоверчиво улыбается. --
В самом деле? Удивительно!
     -- Ну конечно. Когда ты стоишь перед зеркалом, ты же видишь себя в нем.
     Она снимает туфлю и смотрит на свою ногу. Ступня у нее узкая, длинная и
не изуродована мозолями.
     --  Что  ж,  может  быть,  --  отвечает   она  все  еще  с  равнодушной
вежливостью.
     -- Не может  быть. Наверняка. Но то, что  ты видишь,  -- это не ты. Это
только отражение, не ты сама.
     -- Конечно, не я. Но где же я сама, когда я вижу свое отражение?
     -- Ты стоишь перед зеркалом. Иначе оно не могло бы тебя отразить.
     Изабелла снова надевает туфлю и смотрит на меня.
     -- Ты уверен, Рудольф?
     -- Совершенно уверен.
     -- Я -- нет. А что делают зеркала, когда они одни?
     -- Отражают то, что е

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход