Изменить размер шрифта - +

Уриэль смотрел на него, как на явление Святого Духа, не меньше: словно не видя, не осознавая, зачарованными изумленными глазами, полными обожания, и с бездумной, хоть и вымученной улыбкой на искусанных губах. Такой взгляд половину грехов спишет почище всякой святой воды!

— Очнулся? — нарочито грубо бросил Ян, и мотнул головой на обступавших их гайдуков (и на том спасибо, что они на мессу оружия почти не брали, во всяком случае стрелкового) — С этими справишься? Тут тебе, я думаю, должно быть полное раздолье!

— Попробую… — прошелестел юноша, прижимаясь к загораживающей его широкой спине и просто млея от этого чувства. По щекам бежали слезы, но он их не замечал.

— Не так быстро!!! — перед Рубином пытались расступаться.

— К воротам. Это наш единственный шанс, — процедил Лют и толкнул Уриэля в сторону выхода.

Тот не ответил, но ослушаться на этот раз ему и в голову не пришло: скажи ему сейчас Ян в костер прыгнуть, он бы выполнил, ни мгновения не сомневаясь, что благодаря оборотню останется невредимым. Скользя вдоль стены, он упорно продвигался к распахнутым дверям, добавляя в ауру злобы и жажды крови, свою собственную ненависть к ним всем.

То, что началось потом — ни один человек в здравом рассудке ни видеть, ни тем более вспоминать не захочет. Однако несколько десятков, мечущихся в ограниченном пространстве людей, мешали добраться до оборотня и сбежавшей жертвы пробивающемуся к ним разъяренному Рубину, который просто отшвыривал все и вся со своего пути.

Рухнул очередной канделябр со свечами, у одной из женщин занялись распущенные волосы, у кого-то еще — плащ, добавляя во всеобщее смятение ноту страха. Уриэль, то и дело утирая шедшую носом кровь, разошелся не на шутку, и Ян молился лишь о том, что бы он выдержал, и не грохнулся в обморок, как обычно: заметно, что парню и так досталось порядком, как еще на ногах стоит…

Рог прозвучал именно тогда, когда между отступавшим Яном и взбешенным Рубином никого не осталось: это и спасло волколаку жизнь — метнувшая нож рука дрогнула, и Лют легко увернулся.

— Быстрее, твою…! — боковым зрением он видел, что растерянный Уриэль медлит на самом пороге, и понимал, что единственный, кто может противостоять даже для него еще жутковатым способностям мальчишки — демон, смотрящий на них из серых глаз одержимого.

А значит, подпускать его к юноше нельзя! Ян толкнул двери, выбрасывая Уриэля на ступени, и подпирая створки собой. На него снизошло ледяное спокойствие: беснование, как он помнил, сразу не утихает, и толпа сумасшедших займет себя сама, а с этим бороться можно только так — с холодной головой.

— Хочешь со мной потягаться, волк? — нежно протянул Рубин, хлеща рапирой воздух.

Вот, дьявол! Он еще и левша!

— Вот уж не знал, что в Аду фехтованию учат! — хмыкнул Лют, уходя от первого удара.

— Скоро узнаешь, чему учат в Аду, — любезно пообещал одержимый. Пока Ян сохранял выдержку, ему приходилось действовать как обычному смертному.

Ян отскочил от очередного выпада, неудачно подставившись под удар одного из оставшихся гайдуков, который оставил не опасный, но неприятный порез на боку.

Зато оборотень успел подобрать чью-то саблю и немедленно пустил ее в дело.

— Тупое животное, какого дьявола ты вмешался в то, в чем ровным счетом ничего не смыслишь?! Подобный парад планет повторится только через несколько веков! — хорошо, что убивать взглядом он не умел, иначе от оборотня давно и кучки пепла не осталось бы, — И даже эта убогая плоть ее слабоумного братца, так любезно предоставленная Элеонорой, рассыплется в прах!!!

Поскользнувшись в крови, Лют рухнул на пол и едва успел откатиться.

Быстрый переход
Мы в Instagram