Изменить размер шрифта - +
Ну чем ты им обязан, кроме муки вровень с твоею собственной? Они – все до единого! – причиняли тебе страдания, пока сила была на их стороне. Так почему бы теперь, когда ты сильнее, тебе не ответить им ровно тем же? Что видел ты в этом мире, кроме уродства, мерзостей и насилия? Ты пытался быть добрым, и что тебе это дало? Этот мир реагирует только на кнут. Так собери же все свои силы и заставь его харкать кровью.

Вилл огляделся по сторонам.

– Что это за звук? – удивился он. – Я слышу какой‑то звук.

– Не отвлекайся, – оборвал его дракон. – Мы говорим о вещах куда бодее…

Но Вилл уже открыл глаза.

 

Кто‑то в голос ревел.

Вилл неуверенно огляделся по сторонам и ничего не увидел. Затем он повернул голову и увидел маленькую девочку, которая дергала кожаный ремень, крепивший его левую руку на подлокотнике.

– Эсме?

Пряжка ремня расстегнулась, Вилл поднял руку и только тут обнаружил, что его правая рука тоже свободна. Исчез и ремень, стеснявший ему грудь. И тот, что был вокруг лодыжек. Только сил у него совершенно не было, все, что он мог, – это столкнуть с головы корону. Она громко клацнула о загаженный бетонный пол.

– Иди сюда, маленькая. – Вилл похлопал себя по ноге, и Эсме вскарабкалась к нему на колени. – Не плачь, все уже в порядке. Как ты сюда пробралась?

– Я много умею всякого. Умею проскальзывать мимо охранников. Умею открывать замки. Умею проходить сквозь стены. Умею… что‑то еще, но я не помню что. Но мне это было совсем нетрудно, я умею почти что все.

– Да, я помню. – Все, что Вилл помнил, было словно из другого мира, другого времени. Затем у него появилась новая мысль. – А почему ты еще здесь? С твоей удачливостью, ты бы должна была бежать из Вавилона, и не позднее чем вчера. Здесь теперь небезопасно.

– Я знаю, ты хочешь его разрушить. Ты хочешь убить мою жабу!

– У тебя есть жаба?

– Большущая жаба, я думаю, ты с ней знаком. Она такая большущая, что не может покинуть свой бар и целыми днями слушает радио и читает газету. Она мне что‑то про тебя говорила, только я не помню что.

– Ты имеешь в виду Герцогиню? Эсме, держись от нее подальше, эта тварь предаст кого угодно.

– Вот, я вдруг вспомнила, что сказала мне жаба! Она сказала, что ты ее не любишь. Но я‑то ее люблю! Она такая милая, она давала мне крендельки.

– Эсме, тебе нужно отсюда уйти. Тебе нужно поискать какое‑нибудь убежище. Город горит…

И только тут Вилл понял, что никакого пожара нет. Боевые драконы, тучами врезавшиеся в город, были всего лишь мороком, видением, которое наслал на него Ваалфазар, драконья грань его самого. Город цел‑целехонек, а всемогущие боевые драконы прикованы к земле и не смогут взлететь, пока он не даст им свободу. Содрогнувшись от ужаса, он стиснул Эсме в объятьях. Ведь он же почти ее убил! Об этом даже не хотелось думать. Ну и как же он мог замышлять уничтожение целого города, когда не хватало духа убить одного‑единственного ребенка.

– Ладно, Эсме, – пробормотал он, смущенно отводя глаза. – Я буду хороший.

Эсме выпуталась из его рук, прижалась лобиком к его лбу и спросила, глядя прямо ему в глаза:

– Честное слово?

– Честное слово. Но все равно здесь не стоит оставаться. Ты можешь выбраться из дворца и чтобы никто не поймал?

– Ну конечно могу, я же везучая.

– А меня с собою можешь провести?

– Тебя? – На личике Эсме появилось сомнение – Вряд ли мое везение такое уж сильное.

– Конечно нет, да я и сам так не думал. – Вилл чмокнул девочку в лобик и опустил ее на пол.

Быстрый переход
Мы в Instagram